USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Андрей Елисеев | 13 апреля 2016

Эксперт: Систему высшего образования меняют в режиме секретности

Bel.biz продолжает серию материалов о современном образовании. Скоро год, как Беларусь включена в Европейское пространство высшего образования. Что сделано на пути приближения к европейским стандартам и в чём Беларусь сильно отстаёт?

Читайте также: «На современного учителя повесили слишком много «собак». И это уже не профессия, а миссия». Честный разговор о нашем школьном образовании

Включили, но с условиями

Наши восточноевропейские соседи уже давно стали членами Болонского процесса: Россия – в 2003 году, Украина – в 2005-ом.

Беларусь также была близка к присоединению к ЕПВО ещё в начале 2000-ых годов. Но расправа белорусских властей с привилегиями ведущего вуза страны резко ухудшила имидж страны. В мае 2003 года указ президента лишил высший коллегиальный орган управления Белорусского государственного университета права избирать ректора. В ноябре того же года, причём в День студента, Лукашенко снял Александра Козулина с должности ректора и вместо него назначил по своему усмотрению Василия Стражева.

Белорусские власти принялись форсировать вступление в Болонский процесс в период  потепления отношений с ЕС в 2008 – 2010 году. Однако в 2012 году европейские министры образования отложили вступление Беларуси, ссылаясь на проблемы в стране с академическими свободами, автономией образовательных учреждений и вовлечением студентов в управление образовательным процессом.

До мая 2015 года карта стран-членов Болонского процесса выглядела так

Несмотря на то, что эти проблемы остаются, в мае 2015 года Конференция министров образования стран Европейского пространства высшего образования (ЕПВО) приняла решение включить Беларусь в Болонский процесс. Беларусь получила полноценное членство, но с одновременными обязательствами, прописанными в специальном документе, так называемой Дорожной карте.

Действуют в режиме “невероятной секретности”

Дорожная карта включает семь конкретных пунктов реформирования законодательства. Беларусь берётся внедрить национальную системы квалификаций, сформировать многоуровневую систему высшего образования, создать независимую систему контроля качества образования, развивать академическую мобильность студентов и преподавателей, пересмотреть вопросы распределения выпускников вузов, финансовой поддержки студентов, реализацию прав студентов и преподавателей на создание и регистрацию организаций.

Создана координационная группа, которая два раза в год встречается с белорусской стороной и обсуждает прогресс исполнения документа. В 2018 году Беларусь должна представить Наблюдательной группе по Болонскому процессу финальный отчёт о реализации Дорожной карты.

Как подтверждение серьёзности своих намерений, Министерство образования указало европейским партнёрам на три рабочих документа. Во-первых, специальный Приказ министерства №628, который посвящен тому, как именно Беларусь будет выполнять Дорожную карту. Во-вторых, подготовлен проект государственной подпрораммы “Образование и молодёжная политика” на 2016 – 2020 годы. Наконец, предложены изменения и дополнения в Кодекс об образовании.

Главный упрёк Министерству образования на этом этапе – это закрытость процесса, говорит член Общественного Болонского комитета Владимир Дунаев: “Ни Приказ Министерства, ни изменения в Кодекс не опубликованы. Шаги делаются, но в условиях информационной закрытости и невероятной секретности”.

Член Общественного Болонского комитета, бывший вице-ректор ЕГУ Владимир Дунаев

Президент и его администрация против реформ

Из покрытого мраком процесса доходят только отголоски, и они у экспертов в области высшего образования вызывают тревогу.

На совещании по вопросам образования 1 апреля Александр Лукашенко выступил против «реформ и необдуманных решений». По его словам, речь идёт о совершенствовании: «Нам с советских времен досталась неплохая система образования, мы ее преобразовали». Вице-премьер Наталья Кочанова тогда же заявила, что речь не идёт о реформах: «Мы ушли от всякого рода реформ и необдуманных экспериментов. Нам сегодня не надо что-то кардинально ломать». А перед заседанием коллегии следование европейским образовательным тенденциям раскритиковал заместитель главы Администрации президента Игорь Бузовский.

«Но суть Дорожной карты – именно в реформировании, это же в самом названии документа!» – парирует Владимир Дунаев. Действительно, согласованный  с Беларусью документ называется «Дорожная карта для Беларуси о реформированию системы высшего образования».

Возможно, Лукашенко и его команде просто не по душе слово "реформы" и Дорожную карту выполнят под лозунгом "совершенствования" системы высшего образования?

Игорь Бузовский и другие высокопоставленные белорусские чиновники против реформы высшего образования

Владимир Дунаев сомневается, что Дорожная карта будет реализована в полном объёме. Эксперт не исключает, что её исполнение может превратиться в формальщину, а система высшего образования в стране останется, в целом, неизменной: «Например, появятся декларативные новации в Кодексе об образовании, которые не приведут к реальным  изменения – такое возможно».

В ЕПВО нет механизма исключения страны, а потому стимул выполнять Дорожную карту в полной степени у белорусских властей не очень большой.

«Для начала бы устранить абсурдные нормы»

Пока о больших перспективах реформирования системы образования не приходится. Например, в сфере развития мобильности Беларуси «сначала надо бы устранить абсолютно абсурдные вещи», – считает Владимир Дунаев.

Например, в Беларуси до сих пор действует норма о том, что студент или преподаватель, желающий поехать на образовательное мероприятие за границу на срок более 10 дней, должен получать на это разрешение Министерства образования. Сам министр образования Михаил Журавков ранее объяснил журналистам, что эта норма «повышает ответственность [студентов и преподавателей] за выбор университета для стажировки и её длительность». То есть, это чтобы отбить у белорусов охоту заниматься образовательным туризмом.

Мобильность студентов может граничить с уголовным преступлением, поскольку регулируется законодательством о предотвращении торговли людьми, – очерчивает проблему Владимир Дунаев. Оно же  запрещает рекламу программ зарубежных университетов без специального разрешения Министерства образования и МИДа. «Помимо того, что закон накладывает ограничения на порядок выезда студентов, чуть ли не министр позволяет студенту выезжать, какой же может быть массовый обмен студентами»?» – задаёт риторический вопрос эксперт.

Белорусская система образования остаётся мало привлекательной для иностранцев

Если в страну приезжает учиться большее число иностранных студентов, чем уезжает из неё за границу, то это говорит о привлекательности высшей системы образования государства. И Беларусь пока далека даже до нейтрального баланса, констатирует Владимир Дунаев. По данным ЮНЕСКО, около 30 тысяч белорусов учатся за рубежом, а в Беларуси получает образование около 15 тысяч иностранных студентов – в основном, из Туркменистана.

Иностранные студенты и магистранты в Беларуси (2014/2015)

Источник: Белстат. Автор: Bel.biz

При этом учёба большинства иностранных студентов в Беларуси связана с политическим решением руководства, добавляет Владимир Дунаев.

Действительно, после революции в Кыргызстане в 2010 году туркменским властям разонравилась идея обучения своих студентов в этом центрально-азиатском государстве. Слишком много, по меркам региона, там стало демократии. Тогда Ашхабад массово переориентировал тысячи своих студентов на Беларусь.

Большинство белорусских студентов учатся за рубежом по собственной инициативе и часто за свои средства, а не в рамках поддерживаемых государством программ мобильности. Пока они у нас, по словам Владимира Дунаева, более чем скромные: «В прошлом году Министерство образования отчиталось об участии белорусских студентов в зарубежных образовательных программах при поддержке государства. Число студентов составило около ста человек,  даже меньше, чем в 2014-ом. Без серьёзных инвестиций со стороны государства в программы мобильности ожидать впечатляющих результатов не приходится».

Тем времением, говорит Владимир Дунаев, в Евросоюзе уже принялись развивать дополнительные аспекты мобильности. Например, в ЕС активно обсуждают проблему редкого участия в программах обмена студентов с инвалидностью. У нас об этом пока даже и  не задумываются. Такие дела.




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю