USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Юлия Нехай | 29 августа 2016

Незаконная предпринимательская деятельность: соразмерна ли ответственность?

В конце недели директор ПВТ Валерий Цепкало своим интервью «СБ Беларусь Сегодня», как говорят, поднял волну. Г-н Цепкало затронул вопрос, который волнует каждого, кто занимается бизнесом: уголовная ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность. Это вызвало широкий общественный резонанс. 

«По моему мнению, из нашего уголовного законодательства давно следует исключить ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность (за исключением медицинской, связанной с жизнью людей, и финансовой, связанной с производством фальшивых денег, строительством различных финансовых пирамид и пр.), – высказал мнение Валерий Цепкало. –  Ведь в нашем законодательстве уже существует административная ответственность за деятельность без регистрации».

Г-н Цепкало предположил, что эта статья осталась в Уголовном кодексе как реликт советской экономики, когда могли существовать лишь государственные предприятия. «И если кто-то решал заняться, скажем, пошивом джинсовых костюмов (их называли «цеховики»), то его деятельность квалифицировалась как незаконная, он подвергался аресту и должен был отсидеть долгий срок в тюрьме. Но время уже другое. Без частного бизнеса невозможно представить себе современную экономику. И без права людей что-то предпринимать (отсюда – предпринимательство), дерзать, пробовать невозможно развитие».

В ожидании либерализации

Интервью вызвало широкий общественный резонанс. Его опубликовали  на своих страницах в соцсетях многие топ-менеджеры и лидеры мнений. Одних восхитила смелость и честность высказывания государственного топ-менеджера. Других – дальнейшее развитие мысли: что родись два Стива – Джобс и Возняк – в Беларуси, компания Apple никогда не стала бы мировым технологическим лидером. Потому что двух Стивов попросту арестовали бы за незаконную предпринимательскую деятельность, а Apple – национализировали. Третьих впечатлило, что статья вышла в печатном органе Администрации президента. Мол, интервью может быть попросту "вбросом" с целью увидеть срез общественного мнения и, возможно, могут последовать определенные послабления в действующем законодательстве. 

«Я обязан её выполнять, пока её не ликвидируют»

Но уже на следующий день последовал «ответ» генпрокурора, свидетельствующий, что либерализации ждать не стоит.

«Вы знаете, как эта статья называлась в советское время? Кто постарше – знают. Спекуляция – скупка и перепродажа с целью наживы, – напомнил генпрокурор Александр Конюк. –  Что касается незаконного предпринимательства, эта статья имеет два момента: без регистрации и с несоответствующим субъектом. Как мы можем ее выбросить? Для чего это Цепкало делает? Это просто пиар-ход айтишника». Также Александр Конюк подчеркнул, что «категорически не согласен с тем, что надо эту статью убрать»: «Для меня как прокурора по определению она существует. Я обязан её выполнять, пока её не ликвидируют».

«Экономические преступления не должны стоять в одном ряду с уголовными»

«Корни таких высказываний лежат в сознании, восприятии, воспитании человека, – комментирует высказывание Александра Конюка Анатолий Шумченко, лидер республиканского общественного объединения «Перспектива». – Очевидно, что люди, которые так считают, с молоком матери, как говорят, впитали «прописные истины», что все предприниматели – спекулянты. Да, такой период действительно был. Грустно лишь, что г-н Конюк и сейчас не представляет, что бизнес можно не наказывать уголовно и что бизнес может быть вовсе неприкосновенен для привлечения к уголовной ответственности. Для меня как человека, который защищает бизнес, очевидно, что отказ от привлечения к уголовной ответственности был бы шагом по либерализации и создания дополнительных благоприятных условий ведения бизнеса, минимизации рисков и проч. Но сегодня нашей стране это, видимо, не нужно. И нас устраивают прокуроры, которые так видят ситуацию. 

Г-н Конюк ссылается на то, что ст. 233 УК РБ уточняет два момента: деятельность без регистрации и ведение деятельности несоответствующим субъектом. Все это – экономические правонарушения. Но если задуматься, наказания за экономические правонарушения должны преследовать цель восполнения потерь, которые были нанесены в результате данных нарушений. Мы же, когда говорим об уголовной ответственности, однозначно подразумеваем арест, задержание, конфискацию имущества, долгое тюремное заключение. А не лучше ли, чтобы предприниматель оставался на воле и компенсировал потери экономически в несколько раз? Для государства это выгоднее, чем держать человека в тюрьме. Экономические преступления не должны стоять в одном ряду с уголовными, которые носят бытовой характер. Если разобраться, цель правовой системы – перевоспитать, направить на путь истинный, чтобы провинившийся приносил пользу себе, своей семье, обществу, государству, работал в правовом ключе. Когда же его выдавливают из экономического поля в уголовное, мы просто теряем субъект хозяйствования.

Хотя если из 10 субъектов 3-4 перевоспитаются, не сев в тюрьму, а зарегистрируют предприятия и будут отдавать долги, государство заметно выиграет.

Тем более, что потом, выйдя на свободу, экономические преступники (а количество оправдательных вердиктов ничтожно мало) либо бросают предпринимательство, либо продолжают заниматься тем же (нарушать закон).

На мой взгляд, лучше, чтобы человек оставался на свободе и гасил экономический ущерб за нарушение закона. Экономически это выгоднее для государства. Но объективно разобраться в вопросе можно лишь при наличии свободной прессы, демократии, выборов и проч. В нашей стране это произойдет не скоро. Вопрос был поднят и сразу же замят». Такие дела. 




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю