Андрей Елисеев | 04 января 2016

Внешнеполитические итоги 2015 года: заморозка санкций ЕС, визовый провал, мирная площадка и загадка военной базы

В 2015 году Беларусь усилила свой имидж мирной переговорной площадки и нормализовала отношения с ЕС. При этом большим разочарованием стали переговоры об упрощении визового режима, которые опять застопорились. Углубление евразийской интеграции пришлось на кризисный год, потому уполовинились экономические бонусы с восточного направления.

Заморозка санкций Европейского союза: почему и что дальше

Важнейшим событием на западном направлении стала нормализация отношений с ЕС после раздоров, продолжавшихся почти пять лет. В конце октября 2015 года Совет ЕС, учитывая общий контекст улучшения белорусско-европейских отношений и освобождение политзаключенных, заморозил санкции в отношении белорусских чиновников и компаний на четыре месяца. Сегодня санкции касаются 170 человек и трёх предприятий – «Белтехэкспорт», «Белтех Холдинг» и «Спецприборсервис». При этом, как и в случае заморозки санкций в 2008 – 2010 гг., санкции не приостановлены в отношении четырех человек, которых ЕС подозревает в причастности к политическим исчезновениям 1999 – 2000 гг. Зато на этот раз ЕС приостановил санкции в отношении Лидии Ермошины, хотя международные наблюдатели подвижек в избирательном процессе не заметили.

Совет ЕС также полностью вычеркнул из санкционного списка несколько десятков имён и предприятий. В некоторых случаях исключения из списка были не просто политическим решением ЕС, но были связаны с победными кейсами белорусских заявителей в Суде ЕС. Так, по делам Юрия Чижа, его холдинга "Трайпл" и 12 других компаний, а также футбольного клуба "Динамо-Минск", в котором Чиж возглавляет наблюдательный совет, Суд ЕС постановил, что были приняты ошибочные санкционные решения.

Белорусская дипломатия не желает останавливаться на достигнутом. Ее цель – полная отмена санкций. По информации от европейских дипломатов, некоторые страны ЕС, в особенности Венгрия, такой вариант событий уже продвигают в органах Совета ЕС. В этом вопросе Беларуси важно заручиться поддержкой не только политических тяжеловесов вроде Германии и Франции, но и соседних Польши, Литвы и Латвии, которые имеют определенное влияние на общеевропейскую политику в отношении Беларуси. Со всеми странами-соседями из ЕС Беларусь стала заигрывать сразу же после решения о приостановке санкций.

В начале ноября белорусский КГБ передал польским коллегам документ о польских военнопленных времен Второй мировой войны. Для Варшавы дело чести восстановить катынский и другие расстрельные списки, а без помощи Беларуси это невозможно. Речь идёт о расстрелянных служащих польской армии, среди которых было немало этнических белорусов, украинцев и евреев. Российские и украинские спецслужбы пофамильные списки по тысячам расстрелянных граждан довоенной Польши передали, а белорусские коллеги «потеряли» свою часть. Польскому правительству консерваторов идеологически очень важно сотрудничество Беларуси по событиям 1939-го года, и на этой тематике Минску с Варшавой удобно заиграть.

А с Литвой и Латвией Беларусью традиционно удобно играть на теме белорусского транзита в балтийские порты. Этот вопрос, среди прочих, обсудил в Минске с Макеем в начале ноября литовский министр иностранных дел Линас Линкявичус. Эта же тема остается и на повестке дня с латвийской стороной. По неподтвержденной информации, Беларусь начала прорабатывать, в том числе, возможный визит Лукашенко в Ригу.

Визовый режим с Евросоюзом: без упрощений

От заморозки санкций в отношении пары сотен чиновников обычным белорусам ни тепло ни холодно. Опросы показывают, что в отношениях с Евросоюзом население волнует, прежде всего, вопрос свободного перемещения в европейские страны. Учитывая, что Беларусь – мировой лидер по числу шенгенских виз на душу населения, а визовые правила и процедуры остаются довольно сложными и обременительными, интерес белорусской общественности к визовому вопросу традиционно высокий. Ожидалось, что 2015-ый год подарит упрощение визового режима с ЕС. Соответствующее соглашение позволило бы белорусам платить за шенгенскую визу 35 евро вместо 60, а также с большей вероятностью получать многократные визы с долгим сроком действия.

Однако майский Саммит Восточного Партнерства в Риге не принес подписания долгожданного соглашения. Очевидно, что Беларусь визовый режим с Евросоюзом упрощать не торопится. При этом вплоть до декабря и Беларусь, и ЕС предпочитали отмалчиваться по состоянию визовых переговоров. В конце года прояснились два важные противоречия в переговорах. Первое касается дипломатических и служебных паспортов, по которым представители белорусской правящей элиты могли бы ездить в ЕС без виз. ЕС настаивает на том, чтобы такие паспорта были биометрическими, а белорусское законодательство по этому вопросу пока не принято.

Вторая недоговоренность касается соглашения о реадмиссии, которое идет в связке с соглашением об упрощенном визовом режиме. Белорусская сторона желает получить переходный период, который позволял бы Беларуси в течение первой пары лет действия соглашения не принимать нелегалов из других стран, попадающих через белорусскую территорию в Евросоюз. Ранее при заключении соглашений о реадмиссии с ЕС Украина и Россия договаривались о таком положении. Очевидно, что под влиянием миграционного кризиса, некоторые страны ЕС пока придерживаются мнения, что подобного переходного периода Беларуси предоставлять не следует.

Итак, в плане упрощения визового режима Беларусь остается явным аутсайдером среди всех стран Восточного партнерства. Затягивание с соглашением тем более неприятно, учитывая, что Грузия и Украина уже к середине 2016-го года могут удостоиться безвизового режима. А по соглашению об упрощенном визовом режим Украина, для сравнения, договорилась с ЕС еще в 2008 году.

Еще один нерешенный в 2015 вопрос, связанный с облегчением перемещения белорусов в ЕС, – запуск соглашений о малом приграничном движении с Литвой и Польшей, зависший с 2011-го года. Они позволили бы жителям Гродно, Бреста, Волковыска, Скиделя, Жабинки и прочих городов и поселков ездить в Белосток и другие приграничные польские города без визы, на основании специальных пропусков, выдаваемых минимум на два года. По схожим правилам жители Лиды, Постав, Гродно и других населенных пунктов могли бы ездить в Вильнюс и Друскининкай. 

Белорусские власти продолжают делиться все новыми причинами затягивания ожидаемых населением соглашений. Сначала в ход шли анекдотические аргументы вроде нехватки специальных принтеров для печати пропусков. Далее ссылались на необходимость «обкатать» действие подобного соглашения с Латвией, которое затрагивает меньшее количество населения. Режим малого приграничного движения с Латвией хорошо работает уже более трех лет, а переноса его опыта на Литву и Польшу все нет. В период наиболее напряженных отношений с Евросоюзом в качестве причины нередко назывался также неблагоприятный фон отношений с Литвой и Польшей, поддерживавших санкционную политику ЕС. В последнее время объяснением промедления служит недостаточно развития пограничная инфраструктура. Очевидно, что белорусские власти не в восторге от сафари белорусов в торговые центры Белостока и Вильнюса, которые ухудшают и без того отрицательный внешнеторговый баланс Беларуси.

Евразийский экономический союз: первый год комом

В течение 2015-го года Евразийский экономический союз (ЕАЭС) преобразовался в самостоятельный бюрократический проект, живущий по собственным законам. Членство Беларуси в ЕАЭС подтвердило давнее наблюдение о меркантильном характере интеграционных стремлений Беларуси. Наши власти рассматривают интеграцию не как самоцель, а как средство получения конкретных экономических бонусов от России.

В рамках вхождения в ЕАЭС Беларусь на 2015-ый год выторговала себе выгодные договорённости по нефти. Сначала вместе с подписанием Договора о ЕАЭС в мае 2014-го года Беларусь получила право не перечислять в российский бюджет половину экспортных пошлины на нефтепродукты, произведенные из российской беспошлинной нефти. Накануне ратификации Договора о ЕАЭС в сентябре 2014 года Россия, реагируя на озабоченность Беларуси последствиями российского налогового маневра, Кремль и вовсе разрешил Беларуси оставлять всю сумму экспортных пошлин в своём бюджете. Поскольку к тому времени мировые цены на нефть снизились лишь незначительно, договоренности с Россией обещали Беларуси на 2015-ый год около 2,5–3 дополнительных миллиардов долларов. Однако в связи с падением цен на нефть бонус составил всего около $1,3 млрд.

В целом, запуск ЕАЭС пришелся на сложные экономические времена. Ухудшение экономической ситуации в России и девальвация российского рубля повлекли за собой проседание белорусской экономики и обесценивание белорусского рубля. Дошло до того, что избирательная кампания в 2015-ом году стала единственной, в рамках которой белорусские власти оказались не в состоянии увеличить уровень доходов электората.  Если в 2001, 2006 и 2010 годах власти искусственно накачивали экономику страны и обеспечивали реальное увеличение покупательной способности населения, то экономические бонусы населения в кампании-2015 выдались более чем скромными.

Уменьшились доходы сотен тысяч трудовых мигрантов. Многим белорусам стало и вовсе невыгодно работать на российском рынке труда. Вероятно, в связи с высоким уровнем инфляции и политикой импортозамещения, разница в ценах на многие категории товаров  в Беларуси и странах ЕС продолжит расти. А значит и суммы расходов белорусов в Польше и Литве, не учитываемые в таможенных декларациях, ещё больше увеличатся в 2016-ом.

В связи с экономическим кризисом в России и упрощением доступа на свой рынок труда Польшей, часть белорусских трудовых мигрантов будет переориентироваться на западное направление. Популярность курсов польского языка и подготовки к получению «карты поляка» продолжит расти. К концу 2016 г. число белорусов, имеющих «карту поляка» может превысить 80 тыc. человек. Все они – потенциальные граждане Польши, учитывая внесенные в 2014-ом году изменения в польский закон «Об иностранцах» и всерьез обсуждаемую возможность неплохой финансовой помощи тем, кто переедет жить в Польшу. Вот так умело Варшава решает собственные демографические проблемы.

Мы, беларусы, мірныя людзі. А что с базой?

Беларусь и Лукашенко лично заработали неплохой символический капитал в вопросе миротворческой площадки по урегулированию конфликта на Донбассе. В феврале 2015 года в Минске руководители Германии, Франции, Украины и России и контактная группа, состоящая из представителей Украины, России и непризнанных ДНР / ЛНР, подписали «Второе минское соглашение», с целью разрешения вооружённого конфликта на востоке Украины. Мировые СМИ облетело фото Александра Лукашенко, с букетом цветов встречающего Ангелу Меркель; за ней – Франсуа Олланд. И это при том, что решение Совета ЕС о заморозке всех контактов с Беларусью на высоком политическом уровне, принятое в январе 2011 года, к тому времени никто не отменял.

И хоть уже стало ясно, что минские соглашения конфликт разрешить не в состоянии, они действительно поспособствовали уменьшению военного противостояния на Донбассе. Более того, Беларусь начала развивать тему мирной площадки с прицелом на ее потенциальную роль в урегулировании других спорных ситуаций, затрагивающих восточно-европейские страны. Так, были предложены посреднические услуги в разрешении российско-турецкого конфликта. Беларусь остается единственной страной Восточной партнерства, у которой нет проблем с территориальной целостностью и территориальных споров. Грузия не контролирует Абхазию и Южную Осетию, Молдова – Приднестровье, Украина – Крым и часть Донбасса. Отношения Азербайджана и Армении отравлены спором по Нагорному Карабаху. Кстати, процесс мирного разрешения этого конфликта возглавляет Минская группа ОБСЕ с 1992 года.

Все большее продвижение Беларуси как мирной площадки компрометируют дискуссии о размещении в стране российской авиационной базы. Не говоря уже про странности вокруг обсуждения Минском и Москвой этого вопроса. Очевидно, что уже опубликованный российской стороной проект соглашения о размещении военной базы в нашей стране не мог быть единоличным творчеством России. Тем более странно смотрится предвыборное заявление Лукашенко, что такие переговоры никогда не велись. По-видимому, белорусская сторона считала естественным, что впоследствии Россия предложит конкретные финансовые бонусы за размещение военного объекта. Кремль же действует в рамках позиции «создаём базу, как договаривались, а экономические вопросы решаем отдельно». Скорее всего, учитывая большую зависимость Беларуси от России, у Минска получится лишь оттянуть сроки создания базы и несколько изменить её формат.



Теги: итоги года, санкции, визы, военная база, евразийская интеграция
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю