title image

Почему инвестор потерял интерес к БПХО?

От контракта с Барановичским хлопчатобумажным объединением отказался крупный немецкий инвестор. О причинах сорвавшейся сделки корреспонденту BEL.BIZ рассказал Владимир Искорцев, заместитель директора инвестиционного агентства «Владиум».

От контракта с Барановичским хлопчатобумажным объединением отказался крупный немецкий инвестор. О причинах сорвавшейся сделки корреспонденту BEL.BIZ рассказал Владимир Искорцев, заместитель директора инвестиционного агентства «Владиум».

Неоднократно в различных средствах массовой информации я поднимал тему необходимости привлечения в Беларусь иностранных инвестиций. При этом я говорил о том, что многим ответственным чиновникам инвестиции, по большому счету, не нужны.

Все это время мы с крупным немецким бизнесменом г-ном Бургхардом Оелем пытались достучаться до представителей властной вертикали с идеей создания на базе убыточного РУП «Барановичское производственное хлопчатобумажное объединение» современного текстильного парка «Барановичи», который мог бы работать на экспорт.

Проект предполагал создание современного текстильного парка в Барановичах с оборотом в € 300 млн при общем количестве занятых 3 000 человек. Производство стало бы исключительно экспортоориентированным, его продукция пользовалась бы успехом как на рынках стран-участниц Таможенного союза, так и, что более важно, в странах ЕС.

С участием немецкой стороны была бы произведена модернизация предприятия, его «подгонка» под современные европейские стандарты. Уже на этапе переговоров руководимая г-ном Оелем компания «Лангхайнрих» была, в частности, готова поставить жаккардовые станки для ткацкого цеха. В будущем модернизировали бы и другие цеха.

На огромные производственные площади БПХО могли бы прийти и иные стратегические партнеры, два из которых, по приглашению г-на Оеля, специально приезжали в Беларусь. Не это ли должно сниться белорусским чиновникам в настоящее время?

БПХО сегодня действительно нуждается в инвесторе. И не важно, будет это гражданин Германии, России или Беларуси. Для предприятия такого масштаба нужен ХОЗЯИН, который сможет реально оценить состояние предприятия и предложить цивилизованный путь его реформирования.

Что представляет собой БПХО сегодня? Это избыточные и неэффективно используемые производственные площади и помещения. Оборудование на этих площадях используется неподобающе, что ведет к огромным энергозатратам. Из-за того, что нет плана модернизации и, главное, сбыта продукции предприятия, на складах наблюдается постоянный рост неликвидов. По состоянию на 1 января 2011 г. складские запасы объединения составили Br 23.3 млрд, или 233.2% к среднемесячному объему производства. В этом году удалось добиться некоторого снижения складских запасов (главным образом за счет административного ресурса).

БПХО, как и многие другие государственные предприятия (по крайней мере, легкой промышленности), уже стало черной дырой, поглощающей деньги и неприносящей ничего взамен. За 2008–2010 гг. объем государственной поддержки БПХО составил Br 72.1 млрд (даже по нынешнему официальному курсу доллара это более $ 14 млн). И только за прошлый год в модернизацию объединения было направлено Br 18.6 млрд, что на 23% больше, чем в 2009-м. Куда пошли эти деньги?

О неэффективности работы предприятия и новых возможностях, которые оно может получить с приходом стратегического и ответственного инвестора, мы неоднократно говорили с чиновниками самого высокого уровня. И, как это ни удивительно, получали в ответ одобрительные кивки и реплики. Однако реальную помощь были готовы оказать только государственные служащие местного уровня. Никогда не было проблем в организации диалога с главой Брестского облисполкома Константином Сумаром и его первым заместителем Михаилом Юхимуком.

Проект поддерживался и на уровне премьер-министра, и первого вице-премьера. Несмотря на то, что еще год назад первым вице-премьером Владимиром Семашко давались прямые поручения председателю концерна «Беллегпром» развивать проект, до сих пор ситуация не сдвинулась с мертвой точки.

Но хуже всего, что мимо ушей пропускал наши предложения менеджмент предприятия. И даже смена генерального директора РУП в прошлом году нисколько не улучшила этот процесс. После последней безрезультативной встречи с руководством предприятия, состоявшейся ровно через год после издания поручения Семашко, г-н Оель принял решение отказаться от совместного проекта с БПХО. Понимания сути и важности предлагаемого им проекта у руководства компании он не нашел.

Сейчас менеджмент комбината уповает на партнеров из Китая и Турции. Но не лучше ли выходить на европейский рынок, используя опыт немецких, а не китайских или турецких инвесторов?

На данном этапе мы ищем нового партнера в реализации подобного барановичскому проекта. К сожалению, уже не в Беларуси. Наиболее вероятным кандидатом на эту роль выглядит одно из ивановских текстильных предприятий.

Инвестиции в Беларусь г-н Оель не прекращает. В Кобринском районе успешно работает швейная фабрика – дочернее предприятие фирмы «Лангхайнрих». Учитывая значительный рост заказов на ее продукцию, уже в этом году планируется начать расширение.

Однако от идеи подъема белорусских убыточных гигантов г-н Оель отказался. Пускай за них платят белорусские налогоплательщики.

Интересно? Поделитесь в друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Похожие статьи

Популярное