title image

«Я в бизнесе с 2000 года, но не помню таких тяжелых ситуаций». Белорусские предприниматели о том, как справляются с кризисом. Часть 1

Кризис, вызванный пандемией COVID-19, затронул абсолютно все сферы бизнеса. Некоторые предприниматели признаются, что выручка упала почти на 90%. Bel.biz поговорил с ними о том, как они справляются с кризисом, где берут деньги на оплату аренды и зарплату сотрудникам и какие бы меры от государства им помогли выжить.

«В кризис мы вошли вообще без запасов»

Максим Кричун 4 года назад открыл компанию Scrat House, которая продает орехи, сухофрукты, специи и сладости. Первоначально это была сеть розничных магазинов, но со временем предприниматель занялся и оптовой торговлей. Сейчас у Scrat House остался один розничный магазин в торговом центре, интернет-магазин. До кризиса компания развивала оптовое направление, а также в марте 2020 года успела открыть интернет-магазин в Москве. В компании работало больше 10 человек.

По словам Максима, первое, что приняло на себя удар в кризис, — это оптовая торговля.

— Кафе, рестораны и кальянные начали останавливаться, офисы ушли на удаленку и сократили закупки продуктов питания. Опт упал почти на 90%, — рассказывает он.

Выручка в розничном магазине отличалась в зависимости от дня. На выходных и в дни, когда на улице стояла плохая погода, торговля шла хорошо, но в будни людей в торговом центре было очень мало. Выручка просела в конце марта и продолжила падать в апреле. По сравнению с апрелем прошлого года выручка снизилась почти на 50%.

— По розничной торговле мы начали сокращать издержки — уменьшили склад товара, потому что его уже не нужно так много. Попросили арендную скидку у торгового центре. Пока она на стадии рассмотрения, — говорит Максим.

Кафе, рестораны и кальянные начали останавливаться, офисы ушли на удаленку и сократили закупки продуктов питания. Опт упал почти на 90%.

Онлайн-торговля, наоборот, начала расти, хотя она не покрыла убытки по опту.

— Мы ввели бесконтактную доставку, что очень помогло, предлагали бонусы и скидки в интернет-магазине. Мы всегда давали контекстную рекламу, но сейчас начали делать больше рекламы в соцсетях, потому что люди начали проводить там больше времени. Онлайн-торговля выросла на 150%. Тут есть свои плюсы и минусы: дела идут не так хорошо, как раньше, но и не так плохо по сравнению с другими сферами, — признается предприниматель.

Интернет-магазин в Москве работал в марте и апреле, но когда в конце апреля в городе усилили режим самоизоляции, в компании решили реорганизовать интернет-магазин, доработать сайт, перевезти товар на новую склады. С июня власти начали ослаблять режим самоизоляции, и магазин возобновил работу.

Компании пришлось расстаться с менеджером по продажам, который занимался оптовым направлением, и специалистом по рекламе. Сначала сотрудникам предложили уйти в отпуск за свой счет, но потом они нашли новую работу и уволились.

Максим признается, что кубышки с деньгами у него не было.

— Мы все время старались развиваться, тестировали разные концепции по рекламе, когда открывали оптовое направление. Потом открыли интернет-магазин в Москве. И получилось, что в кризис мы вошли вообще без запасов, — рассказывает собеседник. — Сейчас деньги берем из оборотных средств. Мы сократили расходы, выживаем за счет того, что есть онлайн-торговля и хоть какая-то торговля в розничном магазине.

Поддержка государства предпринимателю не нужна.

— Мы не арендуем помещения у госструктур, нас не коснулись налоговые изменения. Никакой помощи мы не получим, но грубо говоря, надо помогать тем отраслям, которые упали, — считает Максим. — Мы же живем и работаем, будем справляться своими силами.

«Кубышка — это складские запасы, за счет нее мы продержались»

Елизавета Крученкова — соучредитель и руководитель ООО «Крапра трейд». У компании два магазина. В первом продают карнавальные и праздничные аксессуары, он работает семь лет. Во втором — профессиональный грим и декоративную косметику, он работает два года. До кризиса в магазинах трудилось семь человек.

По словам предпринимателя, кризис отразился на магазинах по-разному. В магазине косметики выручка в апреле снизилась на 85% по сравнению с апрелем прошлого года, в магазине праздничных аксессуаров — на 30%.

— Целевая аудитория магазина косметики — театры, киностудии, детские студии и центры, визажисты, гримеры. Они пострадали в первую очередь, когда прекратились массовые мероприятия. Свадьбы и выпускные отменили, и визажисты остались без работы. Продукция перестала продаваться, — рассказывает Елизавета.

Она признается, что выручки не хватило даже не то, чтобы покрыть расходы на аренду помещения и зарплату сотрудникам.

— Во втором магазине ситуация иная. Я предполагаю, что это связано с тем, что раньше семья могла себе позволить отпраздновать день рождения ребенка в детском центре, который красиво украсили. Сейчас люди перестали туда ходить и заказывают праздничные аксессуары, шарики домой, — считает собеседница. — Мы начали активно развивать интернет-торговлю, запустили контекстную рекламу и за счет этого не ушли в такой минус, как с магазином косметики.

В магазине косметики выручка в апреле снизилась на 85%, в магазине праздничных аксессуаров — на 30%.

Елизавета говорит, что увольнять сотрудников не пришлось, но одного продавца перевели на 0,25 ставки. Изменили условия выплаты бонусов. Раньше сотрудники получали фиксированную премию при выполнении плана, теперь бонусы привязаны в объему продаж.

— Мы немного скорректировали режим работы продавцов. Раньше они выходили вдвоем на смену. Сейчас пришлось оставить по одному человеку, чтобы сэкономить на зарплатах. Мы с мужем (он тоже учредитель компании) начали выходить на смены, — рассказывает Елизавета.

С перебоями в поставках в компании не столкнулись, потому что в начале марта были поступления в оба магазина. Это позволило продержаться несколько месяцев. Первая поставка из Москвы пришла в начале июня, причем, отмечает Елизавета, груз доставили даже быстрее, чем в обычное время.

— Апрель был очень тяжелым, — признается предприниматель. — Мы находимся в торговом центре, поэтому написали коллективное письмо арендодателю. Нам зафиксировали курс евро на уровне 2,4 рублей на апрель и май. Но ситуацию это сильно не улучшает, когда на предприятии убытки. Мы потратили всю выручку на покрытие расходов: выплатили зарплату, заплатили налоги, потому что был конец квартала. Я в бизнесе с 2000 года, но не помню таких тяжелых ситуаций.

По словам Елизаветы, финансовой кубышки не было.

— Кубышка — это складские запасы, за счет нее мы продержались. А материальной не было. Чтобы открыть второй магазин, нам нужны были серьезные финансовые вливания, мы всю прибыль вкладывали в развитие бизнеса и не делали сбережений, — признается предприниматель.

Пока возвращения клиентов она не заметила: выпускные отменили, уличные фестивали перенесли на следующий год. Но помощи от государства предприниматель не ждет.

Чтобы открыть второй магазин, нам нужны были серьезные финансовые вливания, мы всю прибыль вкладывали в развитие бизнеса и не делали сбережений.

— Мы привыкли зависеть от себя. Я общалась с друзьями в Эстонии, США, России, у которых есть бизнес, и никому государство не помогло. Было бы хорошо, если бы нам ослабили отчисления в ФСЗН, они достаточно высокие для нашей страны, — считает Елизавета. — Отсрочка по аренде — это смешно. Мне же нужно когда-то заработать эти деньги. Нужны меры здесь и сейчас. Но я не сильно жду помощи и никогда не ждала.

«Если и нужна была поддержка государства, то теперь она не актуальна»

Владимир Тингул работает в сфере общественного питания с 2014 года. Три года назад он открыл мини-кафе «Шаурмахерская», где готовит «полезную шаурму по принципу «каждая, как для мамы и папы».

Кризис, вызванный пандемией COVID-19, сказался на деятельности заведения. Продажи в апреле упали на 65%. Предприниматель пробовал организовать доставку шаурмы, но существенного результата это не принесло. «Наверное, шаурма — это не тот продукт, который люди любят на доставке», — предполагает он.

Владимир Тингул

Пытаясь минимизировать затраты, Владимир сократил количество рабочих дней и готовил только по четвергам и пятницам. А чтобы не сидеть дома в остальные дни, он присоединился к кампании #СсобойкаДоктору и запустил сбор средств на платформе MolaMola. Всего Владимир приготовил для медиков более 1000 порций шаурмы.

— Медики часто заезжали за шаурмой. Я понял из разговоров, какая у них нагрузка, и захотел помочь, — рассказывает Владимир. — Но сейчас люди больше не присылают деньги, поэтому я перестал готовить.

Со временем предприниматель понял, что двух рабочих дней в неделю не хватает.

— В четверг и пятницу даже с максимальной загрузкой мне не хватало мяса. Вечером оставались голодные люди, которые приходили в кафе, а мне уже нечего было им продавать. Я решил работать со вторника по субботу. Сейчас идет небольшой прирост, — рассказывает собеседник.

По его словам, клиенты относятся к ситуации с пониманием. Как и во многих заведениях, у Владимира стоит копилка, куда люди могут класть деньги. Если раньше туда бросали копейки, то с наступлением пандемии начали появляться купюры.

Медики часто заезжали за шаурмой. Я понял из разговоров, какая у них нагрузка, и захотел помочь. Но сейчас люди больше не присылают деньги, поэтому я перестал готовить.

Предприниматель договорился с арендодателем, что два месяца будет платить за аренду сумму в два раза меньше, чем было оговорено изначально. Что касается мер по поддержке предпринимателей, то их Владимир уже не ждет.

— Если и нужна была поддержка, то теперь она не актуальна, — признается собеседник. — Я ожидал увидеть предписания санстанции, что делать во время пандемии, потому что мы все опешили и не знали, как быть. На своих началах решили, что все протираем каждые полчаса, кварцуем и проветриваем помещение. Нам даже не сказали: «Ребята, вы же кормите людей, делайте так-то».

«Люди боятся тратить деньги»

Евгений — директор и основатель компании «Автогарант», которая оказывает услуги комплексного подбора автомобилей. На рынке компания пятый год. Помимо этого, в 2019 году предприниматель открыл собственную станцию техобслуживания.

Пандемия COVID-19 сказалась на деятельности компании, считает Евгений. В полной мере он ощутил это в начале апреля.

— Люди стали покупать меньше машин, боятся тратить деньги. Оборот упал на 70%, — признается предприниматель.

Чтобы сократить издержки, он урезал бюджет на рекламу, потому что ее эффективность снизилась. Люди видели рекламу, но заказывать услугу подбора автомобиля не торопились: после консультации по телефону клиенты брали паузу, чтобы подумать. Выручка на СТО также упала, однако собеседник не связывает это с последствиями пандемии.

Всего на комплексном подборе авто и СТО работают 13 сотрудников. Урезать им зарплату или проводить сокращения предприниматель не стал.

— По сотрудникам ничего не изменилось. Просто стало меньше работы, — рассказывает собеседник.

Закрывать компанию Евгений не планирует. Считает, что сложный период просто нужно переждать. К тому же сейчас клиенты начинают возвращаться. По мнению предпринимателя, это связано с тем, что пандемия COVID-19 длится долго и людям становится все равно, а государство их в передвижениях не ограничивает.

На поддержку государства Евгений не рассчитывает.

— Я сомневаюсь,что государство мне может помочь, — говорит собеседник. — Если только с отсрочкой аренды для СТО, но мой вид деятельности не попадает под указ.

Фото: pexels.com, unsplash.com

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Похожие статьи

Imaguru Video

Популярное