title image

«Наш рекорд — три недели: от первого письма до зачисления денег на счет стартапа»: Дмитрий Филатов, Sistema_VC

Венчурный фонд Sistema_VC инвестирует в deep tech стартапы. Несмотря на то, что фонд российский, примерно половина портфельных компаний расположены за пределами СНГ — в Великобритании, Израиле, США. В интервью bel.biz Дмитрий Филатов, президент фонда, рассказывает, какие тренды будут на хайпе через 2–3 года и что сделать стартапу, чтобы попасть на радары фонда.

Расскажите подробнее о вашем фонде: какие индустрии и технологические тренды вам интересны, от чего зависит величина чека?

— Фонд Sistema_VC инвестирует в стартапы на стадии роста. Примерно половина наших портфельных компаний расположены за пределами СНГ. Как правило, это стартапы более ранних стадий, я бы сказал, pre-раунд А.  Мы инвестируем в компании, которые строят бизнес вокруг алгоритмов искусственного интеллекта, обработки больших данных. Вкладывая в стартапы ранних стадий, прежде всего обращаем внимание на то, чтобы был продукт и минимальный рыночный трэкшн.

В России и странах СНГ инвестируем на более поздних стадиях. Здесь нам важно видеть, что компания намерена стать национальным лидером.

Все наши последние инвестиции были со средним чеком — $1–4 млн. Бывает, что мы увеличиваем свою долю в стартапе. Совокупно в одну компанию можем инвестировать до $10 млн.

sistema vc

Дмитрий Филатов, фото: Татьяна Капитонова

— В Минск вы прилетели для участия в дискуссии на конференции Emerge. Тема — хайповые технологии. Какие технологии хайповые для фонда сейчас и что будет в тренде через 2–3 года?

— Иногда интерес к чему-то бывает настолько высоким, что даже превосходит реальное положение вещей. Сейчас мы видим явный хайп вокруг проектов, связанных с машинным обучением. Еще есть ощущение, что начинается ажиотаж вокруг темы здоровья. За последние несколько лет появилось очень много компаний в этой сфере, непропорционально больше, чем в других.

Некоторое время назад все говорили о виртуальной реальности. Этот тренд никуда не делся, с течением времени будет все больше разработок в этой области. Хотя ожидания, связанные с адаптацией технологии для потребителей, пока не оправдались. К блокчейну также сильное внимание. Множество команд имели амбициозные планы, но в итоге не взлетели. Только сейчас начинают появляться здравые идеи, как применить блокчейн, где он действительно нужен, где кроме как с помощью блокчейна нельзя решить проблему.

В целом нужно держать в уме тренд на диджитализцию консервативных областей. Такие сферы, как строительство или сельское хозяйство лишь начали свой путь в этом направлении и имеют большой потенциал. Выиграют те стартапы, которые предложат дешевые и эффективные инструменты для сбора и обработки данных в консервативных индустриях.

— На сайте Sistema_VC сказано, что инвестиционное решение вы принимаете быстро. Насколько быстро?

— На данный момент наш рекорд — три недели: от первого письма до зачисления денег на счет стартапа. Нам очень понравилась компания, были дедлайны по срокам, но мы успели практически день в день.

Подобную скорость в принятии решений я считаю одним из серьезных конкурентных преимуществ нашего фонда. Чтобы успеть за три недели, мы отвлеклись от других вопросов.  У нас широкая сеть партнеров, консультантов, хорошо налажены процессы, так что многие вещи мы можем делать параллельно.

— Кроме того, в некоторых случаях вы выступаете лид-инвестором. Как принимаете решение? И что думаете по поводу мнения Пола Грэма, который рекомендует стартапам «избегать инвесторов, которые не хотят быть лидами».

— Есть тысяча факторов, из-за которых мы не захотим быть лидирующим инвестором, и лишь пара факторов, которые побудят нас к этому. Ключевые причины наших отказов — слабая технология, недостаточный уровень экспертизы команды, опыта основателей. В дополнение: лидировать в раунде мы решаем лишь тогда, когда видим, что можем активно помочь компании — не только деньгами, но и экспертизой, доступом к рынкам, с поиском кадров, когда мы глубоко разбираемся в отрасли.

— У вас очень разнообразное портфолио: есть компании из Израиля, Великобритании, США. Чем привлекаете иностранные стартапы помимо денег, какой отраслевой экспертизой можете помочь?

— Структура нашего капитала и фонда таковы, что напрямую или косвенно нас поддерживают крупнейшие публичные российские компании. Наш прямой акционер — АФК «Система», в состав которой входят лидеры российского рынка: МТС, ведущий телекоммуникационный оператор; Медси, крупнейшая в стране частная сеть медучреждений; «Детский мир» и Сбербанк, крупнейший банк не только России, но и Европы. Доступ к ним позволяет стартапам очень быстро протестировать свою бизнес-модель и технологию в корпорациях, набить шишки, оптимизировать продукт и идти на «дикий» рынок, получать следующих клиентов. Дать такие возможности мало кто может.

афк система

Фото: Татьяна Капитонова

— Можете привести пример портфельной компании, которая сделала существенный рывок после раунда инвестиций?

— Таких компаний много. Например, VisionLabs. Компания разработала систему управления биометрическими данными Luna, которая может решать разнообразные задачи с помощью функции распознавания лиц в реальном времени. Стартап работает с технологиями компьютерного зрения и считается одним из лучших в мире (есть данные, что на проекты VisionLabs приходится 80% всех внедрений в области лицевой биометрии в финансовом секторе в России и СНГ за последние несколько лет, – прим.ред.). После того, как наш фонд вошел в капитал компании, в нее вложился Сбербанк. Мы выступили своего рода посредником, который нашел правильную команду и показал её нашему партнеру.

Еще один хороший пример — YouDo. Компания создала платформу для поиска  исполнителей бытовых и бизнес-задач. YouDo — один из самых заметных игроков на рынке электронной коммерции России. После того, как мы инвестировали в компанию, её акционером стала МТС. Сейчас команда сервиса работает над масштабированием бизнеса на федеральном уровне.

Также мы инвестировали в британскую компанию DataSine. Стартап работает на стыке машинного обучения и психологии, делает решение, которое позволяет банкам и компаниям из телекоммуникаций, ритейла работать с пользователями с учетом их психологического портрета и на основании этого выстраивать более эффективную коммуникацию в маркетинге. После инвестирования мы помогли ребятам наладить совместную работу с несколькими российскими банками.

— Беларусские стартапы неохотно берут деньги у российских инвесторов. Одни не заинтересованы работать на российском рынке, другие опасаются проблем с фандрайзингом в дальнейшем. Что вы в таком случае можете предложить беларусским стартапам?

— Источники наших средств прозрачны, мы проводим все процедуры проверки, KYC. Кроме того, есть примеры, когда после нашего входа в капитал стартапы привлекали деньги от британских, американских и других фондов. Мы проделали большую работу, чтобы фонд был полностью прозрачным и понятным. Это дает хорошие плоды и позволяет эффективно работать в текущих условиях.

Нам было непросто делать первые шаги, но когда есть три-четыре сделки и заключаются новые сделки, это снимает вопросы. В нашем фонде деньги публичных компаний, акции которых торгуются на иностранных биржах (акции АФК «Система» находятся в обращении на Лондонской фондовой бирже, — прим.ред.).

Команда нашего фонда обладает широкими связями в международном венчурном сообществе и высокой экспертизой в области запуска бизнеса, его масштабирования, доработки технологического продукта. Так что восточноевропейским стартапам, ориентированным на западные рынки, мы можем помочь своим знанием этих рынков в плане адаптации и привлечения дальнейшего финансирования. В нашем портфеле есть кейсы, когда компании — в том числе благодаря нашей помощи — переносили свои штаб-квартиры из России в Европу.

дмитрий филатов

Фото: Татьяна Капитонова

— Учитывая происхождение фонда, можно ли сделать вывод, что продажа корпорации, в частности, российской, наиболее предпочтительная стратегия экзита для Sistema_VC?

— Мы мало чем отличаемся от классического венчурного фонда. В первую очередь преследуем финансовые цели. По классике экзит наступает спустя 5–7 лет после инвестирования. Мы придерживаемся этой модели. Сейчас нашему фонду три года. Безусловно, мы думаем о каких-то возможностях для выхода, но это не является приоритетом. Сейчас наш фокус направлен на развитие компаний.

Мы допускаем экзит через продажу корпорации. Если стартапом заинтересуется компания из нашей экосистемы, отлично! Но прежде потребуется согласие фаундеров, поскольку в большинстве случаев мы берем миноритарную долю.

Вообще если инвестор думает об экзите спустя год-два после инвестиций, то это, как правило, некие спекулятивные инвестиции. Мы стараемся формировать более глубокие отношения с основателями, строить большие истории, а это всегда требует времени.

— Обычно инвесторы не любят, когда их спрашивают о любимом стартапе в портфолио. Поэтому: какой стартап из вашего портфеля — из области научной фантастики?

— У нас половина портфеля — из области научной фантастики! Все компании очень разные. Например, Ozon.ru — компания любима, это национальный чемпион, громкая история успеха. VisionLabs — мировой лидер в распознавании лиц (подтверждают специальные тесты). Израильский стартап SQream, в который мы инвестировали в прошлом году вместе с Alibaba, разрабатывает технологию в области аналитических баз данных. Позволяет быстрее обрабатывать массивы данных благодаря архитектуре графических процессоров.

— Многие инвесторы говорят, что инвестируют не в технологии, а в людей. Как вы распознаете «правильных» людей и каков ваш алгоритм founders cheсk?

— Никто не застрахован от ошибки, на то это и высокорисковые инвестиции. В целом, если у основателей уже есть какая-то история успеха, это снимает многие риски. Вообще главное, чтобы фаундеры глубоко понимали отрасль, в которой работают. Насколько они понимают, на самом деле, понятно по тому, как складывается диалог. Кроме того, мы привлекаем внешних экспертов, которые тоже помогают нам разобраться в кейсе.

Мы инвестируем на поздних стадиях. Это означает, что с начала работы компании уже прошло 2–3 года. У стартапа уже есть рабочая бизнес-модель, место в отрасли, появились конкуренты.

— Сегодня многие вещи, которые раньше казались фантастикой, становятся обыденными. Например: нейросеть, которая создает предметы искусства. Кому принадлежат авторские права? Какие вы задаете себе вопросы, связанные с этикой, когда к вам приходят подобные проекты?

— Да, например, в робототехнике этика — одна из самых актуальных проблем. Например, беспилотные авто: в случае чрезвычайной ситуации чья жизнь в приоритете у робота — пешехода или пассажиров? Многие подобные вопросы пока остаются открытыми. Есть ряд исследований, авторы которых ищут ответ, например, пытаются симулировать поведение человека и анализируют поведение робота.

Мы пока стараемся не инвестировать в компании, где эти вопросы имеют серьезное значение. Те же медицинские стартапы: пока эта сфера  еще недостаточно развита, алгоритмы только придумываются. Есть шанс, что алгоритм поставит неправильный диагноз. Как только сообщество медиков решит, что все работает, будет следующий шаг — сертификация, апробация и др. Нужно смотреть на реальный результат. На метрики продаж, установок, на те факты, которые говорят о том, что продукт готов и может быть введён в рынок.

Заглавное фото: Татьяна Капитонова.

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Похожие статьи

Imaguru Video

Популярное