Bel.biz
title image

Беларусь как стартап, а князь как СЕО. 7 фактов из истории нашей страны через призму ВКЛ, инвестиций и Витовта

В славной истории Беларуси, изученной через стартап-призму, можно увидеть несколько пивотов, доблестных CEO и даже скандальную смену логотипа. Давайте проведём историко-стартаперские параллели вместе.

1. Первое упоминание в летописи как выход на международный рынок

В 862 году беларусский город (Полоцк) впервые упоминается в летописях. Один из древнейших городов Восточной Европы в 11 веке был уже достаточно большим (180 га) и развитым экономическим и культурным центром. Этому способствовало относительно спокойное развитие, без набегов хазар, и налаживающиеся торгово-экономические связи с городами Северной Европы.

«Полоцком» беларусского IT по праву можно назвать компанию EPAM. Одной из первых начав в 1993 году работу на международном рынке, в 2012 году EPAM Systems Inc вышла на IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже. Выручка компании за 2016 год составила 1,16 млрд долларов (+26,9%).

Сейчас EPAM занимает 8 место в глобальном рейтинге Forbes среди самых быстрорастущих компаний мира. Продолжает заниматься аутсорсинговой работой, уделяя основное внимание индивидуальным бизнес-решениям и разработке собственных продуктов.

***

2. Князь как CEO

Стартап-история Беларуси знает нескольких CEO, руководивших проектом более 30 лет. Это князья Андрей Ольгердович (был у власти 35 лет), Витовт (стоял у руля 38 лет, и при нём княжество достигло пика своего могущества), Брячислав Изяславич (правил 41 год) и другие. А великий канцлер Всеслав Чародей развивал стартап аж 57 (!) лет. Вероятно, он пользовался особой лояльностью совета директоров компании.

Валерия Цепкало нельзя назвать СЕО в классическом понимании этого слова – он был директором Парка высоких технологий. Но работал в IT, занимал свой пост достаточно долго (11 лет) и добился хороших результатов.

Мы не знаем, как развивалась бы история отечественного IT-сектора без Валерия Цепкало, но ПВТ во многом обязан ему своим появлением, а резиденты Парка – налоговыми льготами.

«В ПВТ сейчас 27300 человек, уже сложился серьёзный кластер. А когда-то я задумался: почему молодому парню или девушке, чтобы добиться успеха, нужно обязательно уезжать в США. Почему мы не можем в Беларуси создать прототип Кремниевой долины? Ведь тогда люди смогут самореализовываться в пределах страны, а если и будут уезжать, то не с билетом в одну сторону», – рассуждал незадолго до своей отставки первый глава ПВТ.

***

3. Сильное княжество как успешная бизнес-модель

Одна из самых успешных бизнес-моделей – ВКЛ – просуществовала достаточно долго, примерно с 1353 по 1795 гг. За 442 года княжество успело расшириться с 200 до 930 тыс. км2, а потом снова «похудеть» до 132. Последние 226 лет своей истории бизнес-модель была достаточно нестандартной, аффилированной со структурами Речи Посполитой. А начиная с 1772 кардинальный пивот в три этапа предопределил будущее проекта.­­

Слияние, поглощение и реструктуризация могут стать как благом, так и злом для вашего стартапа. Правило «покупаем дешевле, продаём дороже» здесь работает, но оно не главное, и не единственное.

***

4. Статуты ВКЛ как первичная документация стартапа

К слову, они прекрасно зарекомендовали себя. Документы на протяжении 312 лет составляли правовую основу государства, и идейно опередили своё время. Статут ВКЛ 1529 года был первым документом подобного рода в Центральной Европе. Он систематизировал разрозненные правовые акты из разных отраслей права, и был чем-то вроде желанного английского права для беларусских инвесторов и стартапов нашего времени. Вы можете удивиться, но Статуты подробно расписывали, как взыскивать долг и решать споры при долговых обязательствах, регулировали интересы кредитора.

Разумеется, в них тоже были недоработки. Например, Статуты утверждали неравенство граждан в зависимости от их сословного происхождения, и даже формулировали идею солидарной ответственности. За свои действия отвечал не только провинившийся, но и члены его семьи.

С тех пор многое поменялось, но спустя 450 лет инвестор, вложившись в стартап по действующему беларусскому законодательству, рискует попасть под субсидиарную ответственность в случае банкротства компании. Тогда могла отвечать вся семья, сегодня – все акционеры.

Это один из многочисленных вопросов действующего законодательства, требующих пересмотра и доработки. На это указывают результаты опроса участников венчурной экосистемы, проведённого в рамках программы AID Venture. Собранная статистика заставляет задуматься о благоприятности существующего климата. Например, 60,7% респондентов рассказали, что структурируют свои венчурные сделки по английскому праву, а 21% сделок беларусских инвесторов оформляется «под честное слово».

***

5. Магдебургское право как успешный экзит

Первыми беларусскими городами, получившими право на самоуправление, была Вильня (1387 год), Берестье (1390), Городня (1391), Слуцк (1441). Менск получил магдебургское право только в 1499 году.

Круто ли это? Представьте, что вы – глава города в 14 веке. Получить магдебургское право – большая удача для вас, задача максимум. Оно означало свободу в принятии решений, собственный суд, право земельной собственности и освобождение от большинства феодальных повинностей. А ещё – классный герб.

И городская администрация, и простые горожане были счастливы. С этой радостью может сравниться разве что покупка стартапа корпорацией или привлечение крупных инвестиций от венчурного фонда.

История беларусских стартапов пока не может похвастать большим количеством экзитов, но достойные истории успеха у нас есть. Это проекты MSQRD, Split Metrics, Track Duck, Metrics Cat, Panda Doc, MeetnGreetMe, R-NOX, Fabby, Friendly Data, Kuoll, GanttPRO, KUKU.IO и др. А компании Viber, Wargaming и EPAM насколько велики и успешны, что, пожалуй, сами могут раздавать магдебургское право своим дочерним проектам, если таковые появятся.

В случае со стартапом своего рода «магдебургским правом» может считаться и обратный выкуп (Redemption Rights) акций проекта. Право выкупа представляет собой возможность при определенных условиях требовать, чтобы компания выкупила собственные акции у инвесторов по фиксированной цене.

Как мы сказали, среди прочих привилегий магдебургское право давало возможность обзавестись собственным гербом. В этом стартапы прогрессивнее средневековых городов: гербы логотипы появляются раньше MVP, а в ходе развития проекта могут меняться несколько раз. Чаще остальных свои лого меняли такие мировые бренды как Windows, Panasonic, Apple.

***

6. Реформация как прокачка скиллов IT-шника

Реформация пришла в Беларусь в 16 столетии. В «золотой век» Франциск Скорина печатает Библию на старобеларусском языке, наши соотечественники учатся в университетах Праги, Лейпцига и Кенигсберга, по всей стране открываются церкви, школы, типографии и больницы. Это, а также учение Жана Кальвина и грамотная аграрная реформа во многом способствовали экономическому подъёму Беларуси.

В развитии стартапа таким «возрожденческим» периодом может быть время, когда проект гармонично развивается без перекосов, при достаточном финансировании и грамотном управлении. Какой бы хорошей ни была ваша идея, бездарное управление и некомпетентные сотрудники сравняют её с землёй. Чтобы так не получилось, нужно учиться.

Для этого не обязательно ехать в Лейпциг, учиться можно и в Минске. Например, стартап-хаб Imaguru регулярно проводит митапы и мастер-классы, хакатоны и преакселерационную программу TechMinsk, конференции и интенсивы для ангельских инвесторов.

Кстати, ближайшая крупная конференция для стартапов и инвесторов пройдёт совсем скоро, 12 апреля. Вы ещё успеваете купить билеты!

***

7. Кредитные отношения с Москвой и МВФ как конфликты стратегических инвесторов

В современной истории основными кредиторами Беларуси выступают Международный валютный фонд и Российская Федерация. Нельзя сказать, что их интересы диаметрально противоположны, но стороны представляют разные социально-экономические и политические лагеря. Соответственно, и требования, которые они предъявляют Беларуси для получения очередного кредита, разнятся.

МВФ, в первую очередь, хочет видеть структурные реформы в беларусской экономике: отказ от перекрестного субсидирования госпредприятий, либерализацию условий для ведения бизнеса, повышение пенсионного возраста и тарифов на коммунальные услуги.

Стратегические интересы России лежат в другой плоскости. Это продажа активов и долей в крупном бизнесе (газо- и нефтепроводы, НПЗ, Беларуськалий), признание независимости или прав России на спорные территории, размещение российской военной базы на территории Беларуси. МВФ в сентябре 2016 года оценивал общую поддержку белорусской экономики со стороны России в $106 млрд только за период 2005–2015 годов – пишет РБК. Поддержка заключалась как в прямом финансировании, так и в льготных условиях торговли.

Стартапу приходится нелегко, когда интересы стратегических инвесторов противоречат друг другу, либо кто-то из них хочет установить полный контроль над пакетом акций в ущерб самому проекту.

Чтобы избежать такой ситуации, советует Forbes, стартаперам нужно осознать, что инвестор, на самом деле, нужен не столько для того, чтобы давать деньги, а для того, чтобы помогать компании развиваться. Наиболее хитрые инвесторы стремятся следовать примеру Баффетта и, даже если команда стремится переложить на них часть ответственности за принятие решений, всячески от этого уклоняются. Они понимают, что их роль в компании – помогать менеджменту, а не подменять его.

Побуждение со стороны МВФ к постепенным экономическим реформам видится в этом случае той самой менторской помощью инвестора. По крайней мере, Россия не предъявляет прямых требований к реформированию экономики Беларуси.

Интересно? Поделитесь с друзьями!

Похожие статьи

Imaguru Video

Популярное