title image

Страны с развитой венчурной экосистемой решают вопросы другого порядка. Итоги встречи B Venture

В рамках проекта AID Venture (по развитию отрасли венчурного финансирования в Беларуси) в стартап-хабе Imaguru прошло очередное общественное обсуждение. Участники рассуждали о том, какие изменения в законодательство были внесены в последнее время, и что ещё предстоит сделать. Гостем встречи стал Дмитрий Матвеев, партнёр юридической фирмы «Алейников и Партнеры».

Программу AID Venture реализует группа компаний Belbiz вместе с юридической фирмой «Алейников и Партнеры» при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).

У акционеров ЗАО не должно быть преимущественного права приобретения акций

По действующему беларусскому законодательству конструкция организационно-правовой формы ЗАО очень похожа на ООО. Настолько, что не всегда понятно, зачем нужны два разных типа юридического лица. Эта похожесть заключается в наличии у участников хозяйственных обществ преимущественного права на приобретение долей в ООО и акций в ЗАО. Для венчурных инвесторов нужна такая организационно-правовая форма, где бы участники обществ не имели бы указанного преимущественного права.

Кроме того, текущее беларусское законодательство предусматривает, что для вхождения инвестора в капитал («эквити») компании нужно провести общее собрание участников, на котором все участники должны согласиться с вхождением нового лица.

А что, если кто-то из миноритариев не согласится? Как стартапу привлечь инвестиции в этом случае?

Даже если инвестиции получены, через некоторое время может, например, возникнуть вопрос с частичным «кэш-аутом», то есть продажей одним или несколькими участниками общества части долей (акций) — тут наличие у других участников преимущественного права на приобретение долей (акций) может не позволить «стратегу» присоединиться к стартапу.

Вот почему институт хозяйственных обществ необходимо модернизировать. Как минимум в ЗАО у акционеров не должно быть преимущественного права приобретения акций, если только все участники хозяйственного общества этой организационно-правовой формы не указали иное в Уставе организации.

Инвестировать в стартап на уровне идеи физлиц нельзя

В Закон о хозяйственных обществах планируется внести разные изменения, которые коснутся всех организационно-правовых форм  хозяйственных обществ — и ООО, и ОДО, и акционерных обществ. Но Закон сам по себе не сделает возможным инвестирование в стартап, существующий на уровне идеи. Если у стартапа нет юрлица, то инвестору не во что войти со своими деньгами. Разве что предоставить займ стартаперам как физическим лицам, но это не классическая ситуация инвестирования. Права инвестора в этом случае никак не защищены.

Нужно инвестировать в юридическое лицо, и наиболее часто для этих целей сейчас в Беларуси выбирают конструкцию ООО. Прежде, чем инвестировать, между инвестором и фаундерами, как правило, подписывается так называемый «term sheet» — документ, в котором оговорены все базовые параметры сделки по финансированию. В нём может быть указано, например, что перед очередным траншем финансирования стартаперы должны передать (а также обеспечить передачу от других участников) во вновь созданное юридическое лицо все права на объекты интеллектуальной собственности, которыми они обладают.

Инвестор может профинансировать стартап, либо получая долю в юрлице, либо используя конвертируемый заем (конвертируемый заем появился благодаря Декрету № 8 “О развитии цифровой экономики”), при этом не входя в состав участников хозяйственного общества. Однако в последнем случае, не будучи участником организации, у инвестора несколько меньше механизмов контроля проекта.

Использовать ли для оформления инвестиций вновь созданное юрлицо или же инвестору «пригласить» фаундеров и других членов команды в организацию инвестора? Второй вариант, по мнению юристов, не является оптимальным. Кроме того, профессиональные игроки венчурной индустрии такую опцию предлагают не часто. Во втором случае у основателей стартапа появляются определенные риски потери контроля над проектом, ведь они и другие члены команды должны уступить организации инвестора свои права на объекты интеллектуальной собственности, и кроме того, будут приняты в штат организации, то есть будут создавать объекты интеллектуальной собственности, права на которые по общему правилу принадлежат нанимателю.

Перед странами с развитой венчурной экосистемой стоят вопросы другого порядка

Юридические институты, которые сейчас появляются в нашем законодательстве, во многих странах используются уже давно. Поддержанные сообществом предложения по изменениям в Закон «О хозяйственных обществах» и Гражданский кодекс, как правило, не являются новинкой для других юрисдикций. Например, в Ирландии в масс-медиа не увидеть рассуждений на тему «нужен ли в законодательстве инструмент конвертируемого займа». Вопрос с необходимостью такого инструмента уже решён.

Там обсуждаются совсем другие вопросы — налоговых стимулов для венчурных инвестиций. Это высокорисковая индустрия, и государство может мотивировать инвесторов вкладывать деньги в стартапы. В Ирландии, Великобритании, США и многих других странах есть программы, стимулирующие инвестиции в стартапы на разных стадиях развития.

Обсуждается, например, возможность освобождения физических лиц от подоходного налога при инвестировании в стартапы. Либо инвесторы могут рассчитывать на отсрочки по уплате разных налогов

Фото: Глеб Соколовский

Интересно? Поделитесь с друзьями!

Похожие статьи

Популярное