title image

«Возврат инвестиций — 30-50% и мы готовы стать лид-инвестором»: Уилл Кардвелл о новом акселерационном фонде

Уилл Кардвел — профессор, основатель центра предпринимательства Aalto University, партнер венчурного фонда Courage Ventures. Он хорошо известен в международном стартап-комьюнити: стоял у истоков венчурной экосистемы Финляндии и вот уже несколько лет помогает развивать её Беларуси в рамках программы AID Venture. Новый этап — изменение формата акселератора TechMinsk и запуск акселерационного фонда.

— Почему было решено изменить формат и условия работы акселератора TechMinsk?

— Потому что раньше мы не могли предложить стартапам то, что обычно предлагают акселераторы: $50 000 в самом начале и дополнительные вложения для наиболее успешных выпускников. Еще одна причина — у нас появился отличный партнер, компания Google.

Я много работаю в Финляндии, Литве. Там широко распространены акселераторы, которые берут долю в компании. Не считаю, что это должно стать проблемой для стартапа. Для фаундеров работа в подобном акселераторе, скорее, стратегическое решение — хотят ли они иметь партнера, чтобы двигаться дальше? Когда я общался с фаундерами молодых стартапов из России, то часто слышал такое мнение: если компания хочет выйти на международный рынок, ей обязательно нужно иметь внешних инвесторов. Силами одной команды не обойтись. Так что обновленный акселератор TechMinsk — именно такой случай, мы можем помочь. Впрочем, каждый стартап решает сам: участвовать в программе акселерации взамен доли или нет. Для одних это правильный шаг, для других — нет.

will cardwell

Уилл Кардвелл на последнем занятии Академии бизнес-ангелов в стартап-хабе Imaguru, фото: Глеб Соколовский 

— Почему вы фокусируетесь на стартапах в области искусственного интеллекта без специализации в конкретной индустрии?

— В первую очередь, чтобы получить больше качественных заявок. Мы хотим увидеть как можно больше компаний. Благодаря экспертизе и хорошо налаженным контактам, можем помочь стартапам войти в различные индустрии.

— Программа акселерации длится около 10 недель. Насколько она позволит стартапам ускорить бизнес?

— Во многих странах программы акселерации длятся от 8 до 15 недель. За это время команды, образно говоря, учат ловить рыбу: дают им новые инструменты и навыки, после чего они больше не нуждаются в помощи акселератора. Я считаю, что 10 недель вполне достаточно для передачи этих знаний. 

— Насколько вам интересно привлечь в качестве партнеров крупные компании из Беларуси?

— Думаю, это интересно. В Беларуси есть примеры успешных стартапов и технологических компаний, которые превратились в глобальных игроков. Пока мы фокусируемся на AI-стартапах и далее будем смотреть, как различные индустрии могут использовать их талант. Это отличная возможность привлечь широкий круг партнеров. 

Если честно, я не лучший участник нашей команды, с кем можно поговорить на тему привлечения локальных партнеров. У меня есть опыт привлечения глобальных партнеров в области здравоохранения и финансов. Но точно могу сказать, что у нас есть много возможностей для успешного сотрудничества с локальными компаниями.

— Можете привести примеры, как в Скандинавии акселераторы работают с местным бизнесом? 

— Знаю, что Startup Wise Guy из Эстонии по финтех-направлению сотрудничает с одним из крупнейших банков страны. Еще один финский акселератор — с фармацевтическими компаниями Bayer и Roche. Это вполне типично для Финляндии. 

У корпораций есть определенные задачи, поэтому они и привлекают локальные стартапы для их решения. Акселераторы нужны им в качестве посредников. Поэтому крупные игроки из различных индустрий охотно спонсируют батчи. 

Кстати, я сам работаю в акселераторе EdTech, который сотрудничает с крупной финской типографией, а также с компанией Samsung. У нас есть эксперты, которые занимаются развитием бизнеса в этих компаниях и готовы делиться опытом с нашими стартапами. Они, в свою очередь, могут получить экспертную оценку своих технических решений. В итоге в выигрыше все: стартапы учатся у корпораций, как найти свое место в индустрии, корпорации учатся у стартапов быстрому росту и инновациям. Если традиционные индустриальные компании Беларуси заинтересованы сотрудничать со стартапами, то они могут обсудить это с нами. 

В целом, мне кажется, основная проблема корпораций, что сначала они кажутся стартапам не очень привлекательными партнерами. Правда, потом стартапы понимают, что это хороший источник знаний об индустрии, будь то B2B- или B2C-сектор. Вообще сейчас наблюдается тренд, когда корпорации стараются вести себя как стартапы и учиться у них. Стартапы, в свою очередь, тоже учатся у больших игроков, как продавать, реализовывать те или иные решения, выстраивать бизнес-модель. И это здорово, когда у тебя есть один-два крупных партнера. Минус в том, что когда большая компания переняла ноу-хау стартапа, он ей больше не нужен. 

Роль акселератора состоит в том, чтобы помочь стартапу понять, какой информацией ему стоит делиться с корпорацией, а какой — нет. А также помочь большой компании сформировать её ожидания от стартапа.

Ведь по факту обе стороны хотят получить друг от друга выгоду, почти ничего не отдав взамен. Крупная компания надеется получить дешевое решение своих проблем, стартап — продажи продукта, который еще не готов. Разве в этом случае может идти речь о долгосрочных взаимоотношениях? Так что наша задача как акселератора — помочь участникам выстроить конструктивный диалог.

— Расскажите о бизнес-модели обновленного TechMinsk. Есть ли планы создать определенные вертикали?

— В перспективе мы можем создать отдельные программы акселерации, чтобы работать с определенной категорией партнеров. Например, в сфере здравоохранения с фокусом на искусственный интеллект и машинное обучение. Сейчас мы можем помочь AI-стартапу в абсолютно любой области, так как работаем с экспертами из различных индустрий. И пока хотим понять, в каких сферах наблюдается наибольший спрос и за какими из них — будущее. Без этого невозможно сказать, по какому принципу надо выстраивать отдельные программы.

— Почему командам стоит подать заявку именно в TechMinsk? Неподалеку есть эстонский, латвийский и литовский офисы Startup Wise Guys, польский Huge Thing, который вовсе не берет долю. 

— Любая команда должна рассматривать все возможные варианты. Мы не считаем себя единственными в этом море. Но нас делает уникальными то, что мы плотно интегрированы в беларусскую экосистему стартапов и в то же время имеем глобальную базу менторов. 

Startup Wise Guys — замечательный акселератор, в котором есть различные программы. В Литве команда акселератора очень плотно работает с компаниями в сфере финансов. Если бы я был фаундером финтех-стартапа, я бы тщательно сравнивал, чтобы понять, какой акселератор подходит мне лучше. Если вы планируете работать на рынке Польши, следует присмотреться к польским акселераторам. 

Также следует хорошенько подумать, выбирать акселератор, который берет долю и дает инвестиции, и который — нет. В первом случае, на мой взгляд, программа будет более эффективной, потому что у стартапа больше стимулов. Но в некоторых случаях, когда необходимо небольшое количество средств и доступ к конкретному рынку, вариант без финансирования тоже может быть хорош. Повторюсь: здесь каждый выбирает сам. Кроме того, всегда можно поучаствовать в нескольких программах ускорения, есть масса примеров подобных компаний. 

Перед нами не стоит задача заинтересовать всех. Наш большой «плюс» — прочные позиции на беларусском рынке и возможность выйти на рынок США, благодаря нетворкингу и возможностям наших менторов.

— Еще одна важная новость — у TechMinsk появится акселерационный фонд. Как пришла идея его создать?

— Это непростой вопрос. Совсем небольшое количество скандинавских и балтийских фондов появились без поддержки правительства. Насколько мне известно, в Эстонии, Латвии и Литве часто бóльшая доля в акселераторов принадлежит именно государству, а доля частных средств в них не велика. В нашем случае речь идет только о частных инвестициях. По крайней мере, сейчас. В будущем ситуация может измениться. 

Чтобы не изобретать колесо, мы изучили опыт других стран, хотя Беларусь — это другой рынок со своими ограничениями и финансовыми инструментами. То, что можно скопировать и привнести в беларусскую экосистему, мы копируем и привносим. Сейчас находимся на стадии сбора средств и в поиске частных лиц или компаний, которые заинтересованы в инвестировании. Для частных инвесторов минимальный размер вложений составляет $100 000. Для компаний — больше и определяется индивидуально. 

— Как в целом вы оцениваете роль этого фонда для беларусской стартап-экосистемы? Согласно исследованию AID Venture, главная проблема, с которой сталкиваются стартапы в Беларуси, — отсутствие возможности привлечь средства на ранних стадиях. В то же время инвесторы говорят, что в стране есть деньги, но катастрофически мало интересных проектов.

— Поэтому мы и призываем инвесторов сотрудничать, быть активными, кооперироваться друг с другом. Предлагая различные возможности стартапам, мы обязательно найдем талантливых ребят, которые готовы усердно работать. В Финляндии 15 лет назад тоже не было фондов, ориентированных на стартапы ранних стадий. А сейчас их больше 30. При этом Финляндия гораздо меньше Беларуси по численности населения. 

Так что, с моей точки зрения, у Беларуси прекрасные перспективы хотя бы потому, что талантов здесь должно быть больше. Если мы будем давать им возможности расти, то будем видеть все больше успешных стартапов. По крайней мере я надеюсь на это. 

— Какой вы видите портфолио-стратегию фонда и его экзит-модель?

— Стратегия в том, чтобы раз в полгода выбирать 10 наиболее интересных компаний и инвестировать в них, а затем предлагать follow-up инвестиции наиболее успешным. Идеальная для нас экзит-модель — размещение акций на NASDAQ. Как вы понимаете, мы надеемся найти звездные стартапы.

Если же мыслить более реалистически, то неплохой вариант — продажа стартапа крупной технологической компании из США. Сейчас именно эта локация выгоднее всего с точки зрения цены. Кто знает, может, через пять лет это будет Китай или Великобритания? Пока сложно прогнозировать, но очевидно: инвестируя в 2019 году, экзит мы получим только в 2024-2025 гг. И, скорее всего, через продажу.

— Какой вы прогнозируете возврат средств для инвесторов и готовы ли стать лид-инвестором?

— Мы рассчитываем, что ежегодный возврат средств составит от 30 до 50%. И да, мы готовы стать лид-инвестором. Я не могу утверждать, что у нас будет достаточно средств, чтобы быть им всегда, но сейчас — точно да.

Заглавное фото: Глеб Соколовский.

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Похожие статьи

Imaguru Video

Популярное