title image

Здравый смысл и надежда в Декрете №8 «О развитии цифровой экономики». Итоги встречи дискуссионного клуба B Venture

В стартап-хабе Imaguru прошла очередная встреча дискуссионного клуба B Venture. Участники обсуждали перспективы, которые открываются в Беларуси с вступлением в силу Декрета №8 «О развитии цифровой экономики». Экспертом выступил юрист Дмитрий Матвеев, партнёр юридической фирмы «Алейников и партнеры», одного из активных участников разработки нового декрета. Приводим некоторые тезисы дискуссии.

Декрет №8 стимулирует развитие продуктовой модели

Исторически сложилось так, что в Беларуси развивался аутсорсинг, работали R&D центры западных компаний. Декрет №12, который пока действует, до сих пор отлично справлялся с регулированием этих направлений. Но постепенно в мире начала расти индустрия мобильных приложений и software решений в целом — стало понятно, что нам нужно развивать продуктовую модель.

Но Декрет №12, отличный для своего времени, не соответствовал целям продуктовой индустрии. К счастью, большинство действовавших ограничений сняты Декретом №8. Что это за ограничения?

Основных препятствия было два. Первое — ограничение закупки трафика. На раскрутку приложения иногда уходят очень большие деньги, но вернуть их было проблематично. С дохода нужно заплатить 20% НДС, 15% withholding tax (налог на доходы иностранных организаций, не осуществляющих деятельность в РБ). Продавцы трафика — иностранные компании, многие из них находятся в офшорных зонах, так что к налогам нужно добавить офшорный сбор. Резидентам РБ закупка трафика была экономически невыгодной, и это создавало предпосылки для того чтобы IT-бизнесмены открывали компании за рубежом.

Второе препятствие, которое мешало развивать продуктовую модель — ограничение способов монетизации своего продукта. Действуя в рамках правового поля Декрета №12, компании не имели возможности получать выручку от рядов видов деятельности. Например, не могли продавать рекламу внутри приложения, собирать данные о пользователях и продавать их, а это то, на чём и зарабатывают разработчики.

Декрет №8 разрешает закупать трафик без упомянутых налогов и монетизировать собственный продукт любыми способами.

Нет смысла регистрировать стартап в Делавере заранее

Декрет №8 однозначно простимулирует появление новых стартапов. Ещё когда была анонсирована разработка этого документа, предприниматели начали активнее регистрировать стартапы в Беларуси. Вообще, мало кто из стартапов может объяснить, зачем им юрлицо за рубежом. Регистрация компании в условном Делавере или на Кипре стала чем-то сродни религии. Обосновать её экономически стартапы не могут, и в ряде случаев этого обоснования нет.

Регистрируя компанию в Делавере, стартапы говорили «Мы же хотим привлекать деньги от американских инвесторов — значит нам нужна компания в США». Но дело в том, что, если у вас отличный продукт, инвестор сам попросит вас открыть компанию в Делавере для инвестиций. Делать это заранее не обязательно.

Чуть логичнее выглядит ситуация с Эстонией: там нет налога на выручку, и это часто было интересно стартапам, поскольку они реинвестируют деньги, не выводя из компании. Но как только основатели стартапа и дольщики решают распределить прибыль, преимущества эстонского налогового законодательства исчезают. И в этой ситуации беларусский подоходный налог в 13% выглядит гораздо интереснее, чем эстонский в 20%.

Институты английского права — это здравый смысл

Институты английского права, которые утверждает в качестве правового эксперимента декрет, не революционны для многих стран мира. Тот же конвертируемый займ венчурные инвесторы США используют с 70-х годов.

На этапе разработки можно было услышать критику от недостаточно компетентных людей: «Зачем нам это английское право? Пусть остаётся в Великобритании!». Но это условно название, а суть инструментов подсказывает здравый смысл. В заимствовании нет ничего зазорного — беларусский Гражданский кодекс регулирует инструменты франчайзинга и лизинга, которые изначально появились в США.

В нашем законодательстве есть инструмент возмещения убытков, но он неприменим к ряду ситуаций. А indemnity — институт возмещения имущественных потерь — подходит, он прекрасно зарекомендовал себя в Англии и США. Почему он не должен работать у нас?..

В законодательство должно имплементироваться всё, что помогает бизнесу действовать быстро

И правила заключения сделок — не исключение. Если конвертируемый займ позволяет договориться со стартапом об инвестировании в течение дня вместо двух месяцев, то это то, что нужно бизнесу.

Согласно Декрету №8, договоры конвертируемого займа смогут заключать резиденты ПВТ и предприятия V-VI технологического укладов (информационно-коммуникационные технологии, биотехнологии, технологии в области микро- и радиоэлектроники и пр. Полный перечень — в Приложении 1 к Декрету №8, п.11).

Со вступлением в силу положений Декрета станут доступны классические опционные схемы, которые раньше были затруднительны. Опционы были востребованы и ранее, и руководители компаний придумывали квазиопционы, виртуальные опционы и прочие инструменты, чтобы мотивировать сотрудников. Опционное вознаграждение особенно актуально для развивающихся стартапов, ведь они пока не могут платить работникам высокую зарплату.

Комментарии от стартапа, бизнес-ангела и представителя фонда

Дмитрий Кайгородов, Kuoll

Мы пробиваем лёд и образовываем новые практики. Сначала это произошло в аутсорсинговой области, а теперь — в продуктовой. В Беларуси уже есть истории успеха и отличная экспертиза в машинном обучении, компьютерном зрении. Думаю, есть перспективы и в искусственном интеллекте, блокчейне.

Успешные кейсы влияют на дальнейшее развитие. Это хорошо видно на примере стартап-экосистемы Финляндии. Из крупных финских экзитов можно назвать продажу компаний Nokia, Rovio, Supercell. Сотрудники получили опционы, продолжают работать над проектами, развивать свои стартапы: вся инфраструктура активно растёт. У меня есть сдержанная надежда, что то, что происходит у нас сейчас, станет чем-то большим для многих людей.

Кирилл Голуб, BBAN (Сеть беларусских бизнес-ангелов)

Есть мнение, что, кто хочет, тот делает, не дожидаясь условий. А тот, кто всегда ждёт самых подходящих условий, делать никогда не будет. Инвестиции на ранних стадиях — это всегда вопрос взаимного доверия инвестора и стартапа, независимо от созданных условий. Удобные законы — это важно, но куда важнее знать друг друга и доверять.

Дмитрий Калинин, директор Беларусского инновационного фонда

Когда мы сопровождали сделки в рамках «Российско-беларусского фонда венчурных инвестиций», нам приходилось прописывать условия финансирования по российскому законодательству, потому что оно было более прогрессивным. Позже, когда успешный проект начинал работать и в Беларуси, мы пытались адаптировать российский договор к беларусскому законодательству, которое немного отставало. Приходилось тратить время не на отработку большего количества проектов, а на бумажно-юридические вопросы.

Поэтому я надеюсь, что условия, которые предусматривает Декрет №8, позволят профессионалом заниматься только своей профессиональной деятельностью, и не тратить ресурсы на необязательные вопросы.

Этот текст вышел в рамках программы развития отрасли венчурного финансирования в Беларуси AID Venture. Группа компаний Belbiz реализует её вместе с партнёрами при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).

Фото: Глеб Соколовский

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Shares

Похожие статьи