title image

«Какой бы ни была страна и условия, культурный шок наступит обязательно». Каково быть иностранным студентом в разных концах света

Беларуска Дарья Карпилович получила высшее образование в трех странах – Китае, Эстонии и Австралии. Благодаря этому сейчас девушка успешно работает в таллинском офисе Huawei, где отвечает за управление маркетингом в Прибалтийском регионе, и читает курс межкультурных коммуникаций в Estonian Business School. Дарья считает, что национальные барьеры в общении сотрутся нескоро. Поэтому для успешной работы в международной среде важно понимать особенности кросс-культурного взаимодействия. Один из самых простых способов – поучиться за рубежом.

Китай: «С нами возились, как с маленькими детьми»

Я всегда хотела учиться за границей, но родители не могли помочь с этим. Поэтому, окончив школу в 2008 году, поступила на факультет международных отношений БГУ. Но к концу 1-го курса случайно узнала о возможности получить финансирование бакалавриата от Китайской Народной Республики в Dalian University of Technology. Это престижный университет, который до сих пор популярен среди беларусов из-за крепких связей с БГУ. Тогда стипендия полностью покрывала обучение и проживание, чтобы иностранные студенты изучали местную культуру и экономику. Для зачисления требовалось лишь предоставить результаты школьной успеваемости, экзаменов не было. Первые 2 года мы занимались исключительно китайским, чтобы дальше учиться без проблем.

Панорама Даляня, Китай

Изначально моя группа состояла из 10 человек, со временем количество увеличилось до 20. На контрасте с другими странами – в Китае с нами возились, как с маленькими детьми. Преподаватели помогали по любым вопросам, включая повседневную жизнь. Процесс обучения напоминал школу: каждого студента знали по имени и фамилии, ориентировались в его биографии. В плане знаний фокус шел на язык и культуру, экономические дисциплины читались, но профессорами-теоретиками. К преподавателям, кстати, было принято обращаться по фамилии с приставкой «учитель». Многие из них стали друзьями: мы часто вместе проводили свободное время, отмечали праздники.

Урок физкультуры в Dalian University of Technology в Китае

Тяжелее всего в Китае было из-за культурного шока и непривычных условий: новые еда, лекарства, одежда, общежитие попалось с плесенью и тараканами. Недоумение вызывали манеры местных, где нормальным считается трогать незнакомцев, задавать прямолинейные вопросы, плеваться или курить в магазине. Это мешало полностью погрузиться в учебу, хотя первые 2 года моя группа состояла только из беларусов. После появились корейцы, японцы и арабы.

Вообще учеба в Китае стала для меня курсом молодого бойца – после нее уже ничто не пугало. Языковой барьер сильно мешал только первые полгода, но от чувства нахождения под прицелом не удалось избавиться совсем: в общественных местах постоянно глазели, показывали пальцем, о чем-то спрашивали. Такое внимание не всегда было безобидным. Однажды я видела, как в автобусе китаянка пыталась оттереть кожу африканскому студенту, приговаривая, что он, наверное, грязный… Тем не менее, благодаря жизни в Китае я стала толерантнее, поняла, что часто такие ситуации вызваны культурной спецификой, а не уровнем воспитанности.

Эстония: «Вне стен университета студенты не общались в принципе»

В 2013 году я получила степень бакалавра в области китаеведения. Затем вернулась в Европу, в Эстонию. Начала работать в сфере импорта с использованием китайского языка. Со временем поняла, что знаний, полученных в Даляне, не хватает. Поэтому решила поступать в магистратуру, чтобы подтянуться в сфере бизнеса. Выбор пал на Estonian Business School в Таллине, международное бизнес-администрирование с уклоном в маркетинговые коммуникации. Для поступления требовалось предоставить диплом бакалавра, сдать экзамен по английскому, пройти собеседование и оплатить программу.

В Эстонии студенческие группы были по 20–30 человек. Здесь основной упор шел на реальный опыт. Ведь часто преподавали люди из индустрии: управленческий консультант из KPMG, основатель и член правления Skepast & Puhkim и др. Они необязательно имели академический бэкграунд, но зато давали работающие советы в своей сфере. Все знания, полученные в области маркетинга и коммуникаций в этом университете,  активно использую как базу в текущей работе.

Балтийское море в Таллине, Эстония

До начала учебы в Эстонии я уже год прожила в стране и имела опыт общения с эстонцами за границей. Я была готова ко многому, но здесь пришлось привыкать к особой эмоциональности населения. Например, если с тобой очень холодно общаются и не улыбаются, зачастую это не говорит о негативе – просто люди закрытые, в том числе с близкими. Было тяжело это принять. Кстати, помимо эстонцев, со мной училось много финнов. С ними наладить контакт не удавалось вообще! Во время лекций мы улыбались друг другу, выполняли командную работу – на этом все. Вне стен университета студенты не общались в принципе.

Австралия: «Открытость местных – просто дежурная вежливость»

Во время учебы в Таллине курс маркетинга в туризме нам читал австралийский преподаватель из Monash University. Благодаря ему я узнала о возможности уехать по обмену на семестр в этот мельбурнский университет. Платить за обучение не требовалось, но переезд и проживание не финансировали. Я загорелась идеей и осуществила все сама, поступив на одну из программ в области туризма. Это было непросто, в частности получить визу. Но репутация университета, эстонский вид на жительство и финансовая независимость сыграли мне на руку. Интересно, что в Беларуси я год отучилась на специальности «менеджмент в сфере международного туризма», но тогда не осознавала, что увлекусь изучением этой индустрии в будущем.

Знакомство с главным туристическим маршрутом Сиднея во время учебы в Monash University, Австралия

По формату лекций австралийский университет напоминал беларусский: на потоке училось больше 70 человек, преподаватель не мог уделить внимание каждому. Но очень большой упор шел на практику. Обучение строилось только на актуальных данных и исследованиях. В сравнении с Эстонией, где у меня стояло 7–8 предметов в семестр, здесь я изучала только 2. График казался непривычно свободным. Но требовалось много самостоятельной работы. Например, при выполнении домашних заданий важно было использовать новейшие инструменты. Поэтому приходилось развивать навыки в графическом дизайне, создании видео. Еще нам давали возможность получить практический опыт: в первый же месяц отправили на 3 дня в Сидней посетить профильные компании, послушать лекции от лидеров турсферы, изучить городские маршруты. В следующем семестре даже предлагали поездки в другие страны, чтобы студенты лучше изучили специфику локальных рынков.

Популярная среди студентов государственная библиотека Виктории в Мельбурне, Австралия

Жизнь в Австралии поначалу казалась идеальной: приветливые люди, удобная инфраструктура, комфортный климат. Но через месяц пошел эмоциональный спад. Я стала понимать, что открытость местных – просто дежурная вежливость. Выяснилось, что люди, которых я воспринимала как друзей, придерживались иного мнения. Большинству иностранцев было сложно подружиться с австралийцами. Зато у меня появилось много приятелей из Индии, Китая, Нидерландов, Франции, Бельгии и др. Именно европейские и азиатские студенты держались вместе. Со стороны местного населения порой даже чувствовалось пренебрежение: ты не идеально знаешь язык, поэтому, скорее всего, эмигрант, второй сорт.

Выводы и наблюдения

В университетах Китая и Эстонии со студентами общались, не уделяя особого внимания культурным различиям – все одинаковы, независимо от страны рождения. Австралия же – страна эмигрантов, национальные различия там признаются. Поэтому преподаватели комментировали любую тему с точки зрения культур, представители которых находились в аудитории. К этому располагали и предметы – все было связано с туризмом.

Позиция самих учащихся к получению высшего образования везде отличалась. В Китае многие стремились просто заучить, а не понять, проанализировать, интерпретировать информацию.

Национальный парк Уилсонс-Промонтори в штате Виктория, Австралия

Эстонцы были похожи на большинство беларусов. Главное – как-то отучиться, получить диплом и забыть. Ведь так надо, и не факт, что придется работать по специальности. Для австралийцев же учеба действительно сильно связана с карьерой. Многие идут в университет, четко зная, в какой индустрии будут работать.

Улицы Мельбурна, Австралия

Поэтому серьезно относятся ко всем проектам. В итоге получают не просто диплом, а связи, опыт и имя на рынке труда.

Кстати, после Беларуси для меня стало большим открытием, что студенты (а именно европейцы и австралийцы) считают постыдным списывать. А те, кто все-таки грешат, стараются не говорить об этом даже друзьям, так как боятся потерять уважение.

Зачем поступать в зарубежный ВУЗ

Я каждому советую поучиться за границей, неважно в какой стране. Лучше ехать как можно дальше и на более продолжительный срок. Это расширяет личные горизонты и делает привлекательным на рынке труда. В то же время важно правильно настроиться: какой бы ни была страна и условия, культурный шок наступит обязательно. Но когда человек осознает и принимает факт неизбежных сложностей – их легче пережить. В будущем этот «негативный» опыт станет позитивным, даст силы и знания. При этом везде нужно оставаться собой, не замыкаясь, но и не интегрируя себя насильно в чужую среду.

Когда осознанно проходишь через общение со множеством национальностей, замечаешь, насколько же все мы одинаковы, как похожи наши желания и цели. Поэтому сейчас в общении с людьми превыше всего я ставлю эмпатию. Она разбивает любые барьеры. Но, возможно, прийти к этому удается только через опыт собственных проб и ошибок.

Автор: Анжелика Сорока. Фото: из личного архива собеседницы.

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Shares

Похожие статьи