title image

«Я из стартапера стал старпёром». Аркадий Цукер о реверсивном образовании и работе будущего

Недавно в Минске прошёл исследовательский проект «Пространство для талантов». Организаторы хотели выяснить, какой видят свою будущую работу в целом и офисное пространство в частности дети, рожденные в 2000-ых. Спойлер: их видение отличается от привычного нам уклада.

Итогом проекта стала встреча «100 вопросов взрослому», на которой любознательные дети спрашивали успешных взрослых о бизнесе, целях, страхах, искусственном интеллекте и НЛП. Одним из героев встречи стал Аркадий Цукер, бизнес-консультант, маркетолог, управляющий партнер Центра стратегического консалтинга. Приводим некоторые мысли Аркадия о реверсивном образовании, замене работы образом жизни и офисе, которого нет.

У того, что я называю нахальством, есть более красивое определение

Образование, в котором молодые люди учат старших, ЮНЕСКО называет «реверсивным образованием». Не старшие передают свой опыт младшим, а молодые люди, с менее закостенелым взглядом, учат чему-то полезному старшее поколение.

Это глобальный тренд, он касается и нас с вами. Мы учим наших родителей работать в интернете, пользоваться мобильными телефонами, скайпом, соцсетями. А нас учат наши дети.

И я сделал для себя открытие. Вдруг я понял, что достиг возраста своих преподавателей и своих первых клиентов. И, соответственно, я готов стать учеником. Моя преподавательская деятельность завершена. Я готов сесть за парту. Я из стартапера стал старпёром.

Этот проект — хороший вызов для нас, взрослых. Сможем ли мы не проверять, насколько правильно и хорошо вы придумали новый офис? Не смотреть на то, все ли принципы дизайна и планирования пространства вы учли? Важно другое: сможем ли мы после ваших роликов, рассказов и вопросов сказать «мы законстенели в своём представлении офиса и бизнеса».

Офис, которого нет

Я учился, когда смотрел ролики о том, как вы представляете себе свою будущую работу и офис. Это было сложно, было ощущение, что я очень «тугой» ученик и много чего не понимаю. А не понимаю потому что мои старые представления ломались, крошились и изменялись. Прощаться с ними было сложно.

Главный вывод, который я сделал, потряс и ошеломил. И мне понадобилось очень много мужества и честности, чтобы сформулировать его. Вывод звучит так:

Что такое современный офис? Это офис, которого НЕТ.

Офис, как отдельное место, куда я хожу работать, отвлекаясь от своей жизни, а потом снова возвращаюсь в жизнь, скоро исчезнет. Специального места, где я должен зарабатывать, чтобы потом жить, не будет.

Сейчас у людей есть загвоздка: я так устаю зарабатывать, что потом некогда жить. После работы я не живу, а отдыхаю от зарабатывания.

И в этом смысле моё поколение имело только две надежды на жизнь: в отпуске и на пенсии. Если доживём.

Классической риторики об эффективном рабочем месте в ваших роликах я не увидел. Ничего вроде «на рабочем месте должно быть только то, что нужно для работы», «стол должен быть удобным, чтобы спина не уставала и производительность не снижалась». Вместо этого было совсем другое.

«Я стану программистом, поэтому буду работать из бассейна / гуляя в лесу»

«Мой офис будет состоять из двух частей: в одной я буду развлекаться с друзьями, а в другой заниматься спортом»

«А наш офис будет трёхэтажным. На первом будет место для перекусов и общения. На втором этаже у нас будут игровые автоматы. А на третьем — место для релаксации и наблюдения за звёздами».

Возникает вопрос: где же и когда работать?!

Работа от слова «раб» исчезает

Что я должен сказать с позиции учителя вам, как ученикам? «Молодое поколение, вы не понимаете суть работы! Вы слишком заигрались!». Но я увидел, что в вашем понимании работа как таковая растворяется. С позиции вашего ученика я сделал несколько выводов.

1. Новое понимание работы

Она становится непосредственно жизнью, в которой я решаю важные, актуальные, интересные для себя задачи. Работа перестаёт быть местом, где я зарабатываю деньги для жизни. Я так живу.

Поэтому люди готовы работать только так, как им интересно. Понятие подневольного труда исчезает, вместо него появляется осмысленная жизнь, решение задач. Работа от слова «раб» уходит. Объявляется конкурс на то, как будет называться новый другой процесс этого осмысленного делания. Может быть мы вернёмся к слову «дело». Или к слову «судьба», где есть «суть» бытия. В любом случае, если исчезнет офис, как место, где нужно работать, «работа» заменится «осмысленным делом».

2. Новый формат дисциплины

В контексте осмысленного дела работа перестаёт быть штукой, к которой меня нужно принуждать, мотивировать. Ни в одном из ваших рассказов про работу будущего нет кабинета руководителя. Нет начальника как института дисциплины, который тебя заставляет работать и контролирует.

Очевидно, что дисциплина будет другой, каждый станет дисциплинировать сам себя. Ты можешь сколько угодно гулять по лесу, но ты держишь в уме задачу, которую нужно решить.

3. Только творчество

Никто не планирует заниматься рутиной. Вы не пишете «я буду работать на конвейере и каждые 10 секунд выставлять деталь». Все говорят о творчестве, разработках, придумывании, handmade. Мы входим в эпоху созидания. В ней на каждом рабочем или «деловом» месте будет важно созидать что-то осмысленное.

4. Работа и жизнь на природе

Многие пишут, что хотят работать в парке, на природе. Или офис должен быть в лесу, или лес в офисе. Что будет с сегодняшними городами, которые закапываются в бетон? Да конец им приходит. И такое заявление о новом типе офисного пространства ведёт нас к коренной трансформации городских ландшафтов. Там нет бизнес-центров с 15 этажами бетона. Там есть трёхэтажные дома с окнами в сад.

5. Работа в сочетании со здоровьем, общением и спортом

Мы хотим работать не отдельно от жизни, а в сочетании с ней. Работа становится формой отдыха. Не «работа, а потом отдых», а «отдых как основа жизни».

Пора вернуть отдыху его первоначальное значение. Что такое отдых? «От» + «дыхания». Отдых — это всё, что в нашей жизни идёт от нашего дыхания. Мы живём от дыхания, отдыхая.

Вопросы — ответы

О деньгах на первый бизнес

Консалтинг — это наглый бизнес, где деньги не нужны. Там нужен другой капитал — голова. Поскольку я не ходил в школу, а с шестого класса занимался по гарвардским учебникам, а доказательства теорем узнал из диссертаций по ним, то что-то в голове слегка осело.

Но деньги нужны были на книжки, и я работал почтальоном и грузчиком. Эти профессии я выбрал потому, что хотел тренироваться. Разным хватом носил большие стопки газет, чтобы тренировать разные группы мышц. И я был счастлив от того что другие ходят в качалки и платят, а тут платят мне за то, что я тренируюсь.

О мечте

Главная моя мечта — создать университет мышления. Это будет университет нового поколения, в нём будут учить не знаниям, не компетенциям, а мышлению. Такому мышлению, которое за пару часов поможет освоить любую технологию, любой предмет. И я строю такой университет.

Об НЛП

Каждый из нас встречает ровно те инструменты, которые нам нужны в данный момент. Вопрос в том, замечаем ли мы их, как качественно осваиваем, и насколько этично ими пользуемся. НЛП можно использовать во благо, и через него же можно развязать ядерную войну. Любое средство, к сожалению, может работать на любую цель. То, будет ли это средство белым или чёрным, зависит от каждого из нас. И в этом красота божественного замысла.

О том, что делать гуманитариям в IT-сфере

IT-сфера — это главная гуманитарная наука. Я закончил философский факультет: философия вообще никак не применима ни к бизнесу, ни к IT, ни к здоровью. Но почему-то я во всех этих сферах зарабатываю. IT нуждается в языках, в правильном понимании истории, в правильном понимании наук жизни, в знании психологии. Покажите мне хотя бы одну гуманитарную дисциплину, которая вообще не востребована в IT.

О страхах и ошибках

Помните, что мы на Земле. Мы не ангелы, и наша жизнь не малина. Она состоит из проблем, ошибок, страхов. Важно, как мы к этому относимся. Если мы смотрим на это как на горе, повод для депрессии, начинаются проблемы. Относитесь к проблемам как к норме, как к тому, через что нужно пройти и выйти с достоинством.

Есть хорошая фраза: «преврати рок в урок».

Стань рядом со страхом и пойми, чему ты учишься у него. Стань рядом с болезнью и пойми, чему ты учишься у неё. Когда рок превращается в урок, страх становится абсолютно нормальным событием, которое ты преодолеваешь, как дорогу со сложным движением.


Проект «Пространство для талантов» провели три беларусские компании — студия архитектуры и интерьера Nota Bene, Группа СКВИРЕЛ, «А-100 Девелопмент».

Гостями встречи «100 вопросов взрослому» стали также Дмитрий Лазарь, основатель Группы СКВИРЕЛ; Юрий Зиссер, основатель беларусского портала TUT.BY; Светлана Шевлик, директор группы компаний «А-100 Девелопмент»; Максим Растопчук, гендиректор IHS Markit в Беларуси; Татьяна Антипова, директор Nota Bene architecture&interior.

Интересно? Поделитесь с друзьями!

Похожие статьи

Популярное