title image

Бизнес-ангелу Валерию Остринскому запретили заниматься предпринимательской деятельностью

14 сентября предприниматель и бизнес-ангел Валерий Остринский сообщил  у себя на странице в ФБ о том, что суд назначил ему 2,6 года ограничения свободы без направления в ИУОТ, по статье 243 ч.2.

Вышеупомянутая статья предусматривает наказание за «налоговое мошенничество, представление уполномоченному органу документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо заведомо ложных сведений иным способом в целях необоснованного возврата налогов, сборов при отсутствии более тяжкого преступления, повлекшее причинение ущерба в крупном размере или в особо крупном размере»). Кроме выплаты большой материальной компенсации (Валерий отказался называть сумму, чтобы никого не смущать ее размерами), Остринский получил запрет на право заниматься предпринимательской деятельностью на 5 лет. При этом предпринимателю пообещали зачесть 3 дня СИЗО и полтора месяца домашнего ареста по повышенному коэффициенту 1:2. 

Мы поговорили с осужденным о том, чем он собирается заниматься, как это отразиться на бизнесе и есть ли в этой истории политическая составляющая.

— Этот процесс и приговор не связаны с политикой и не были для меня сюрпризом. Все тянется еще с начала 2019 года. Тогда в отношении меня было возбуждено уголовное дело о неуплате налогов за период 2012-2014 годов по моим компаниям, когда я еще занимался реальным бизнесом,  рассказывает Валерий Остринский. 

 Дело возбудили в 2019. Тогда Валерий прошел все, как он говорит, стандартные процедуры с пребыванием в СИЗО и под домашним арестом. Все это время велось следствие. Валерий предполагает, что в связи с политическим кризисом в стране, следственные органы перегружены работой, что и обусловило длительный следственный период.

Валерий Остринский фото из личного архива

Валерий полностью признал свою вину. Он говорит, что такие кейсы последние пять лет случались со многими предпринимателями, и на их примере он видел, что препирательства бесполезны, и в итоге обойдутся дороже.

На третий день пребывания в СИЗО я принял решение согласиться с обвинениями. Это позволило моим бывшим компаниям продолжить работу, а все задержанные по делу, включая меня, вышли на свободу. Я погасил начисленный ущерб и пеню, — продолжает Валерий. 

Последние 8-9 лет Валерий не принимал непосредственного участия в операционной работе своих бизнесов, поэтому данный приговор на их дальнейшей судьбе никак не отразится. Компании продолжают функционировать, а их управлением занимается новый менеджмент. 

После образования сообщества бизнес-ангелов Беларуси Angels Bands, Валерий Остринский занимался исключительно IT-стартапами. Предприниматель говорит, что и без запрета на занятие бизнесом он не стал бы сейчас открывать новый бизнес. Эмоционально и экономически это тяжело и нецелесообразно. 

— Если честно, я на данный момент еще не разобрался, что у нас считается предпринимательской деятельностью. Например, могу я сейчас покупать акции «Apple» и инвестировать в стартапы или нет? Сам термин «предпринимательская деятельность» в белорусском законодательстве был сформулирован достаточно давно, когда о венчурном инвестировании еще и не слышали, — улыбается Валерий.

Но даже если все это попадет под запрет, Валерий готов продолжать руководить сетью бизнес-ангелов Angels Bands. Это общественное объединение, а не коммерческая структура. Также в планах продолжить развивать стартап-экосистему Беларуси. 

Ограничения

В ближайшее время Валерию Остринскому нужно определиться с местом своего постоянного нахождения. Он должен будет отмечаться в милиции, а приставленный сотрудник знать, где он находится в любой момент времени по запросу. 

Валерий планирует на весь срок ограничения свободы переехать жить в деревню. Достроить наконец-таки баню и «ковыряться в свое удовольствие, делать что-нибудь интересное». Валерий считает, что деревня сегодня лучшее место, из которого можно наблюдать за происходящим в стране. 

Проекты

Сегодня, считает Валерий, судимостью в Беларуси никого не удивишь, а потому на репутации ее наличие никак не скажется. Начатый совместно с «Альфа Банком» проект предприниматель планирует развивать. 

— Мое участие в этом проекте минимальное. Есть люди со стороны банка, которые реально его ведут. Есть менеджмент из нашей сети, занимающийся организацией мероприятий. Да, инициатива принадлежит мне. Но проект может вполне успешно развиваться и без моего в нем участия, — говорит Валерий Остринский.

После закрытия Imaguru у стартап-сообщества Беларуси не осталось мест для встреч, хакатонов, питчингов, учебы и общения. Поэтому Валерий старается этот пробел заполнить и поддержать молодые стартапы. 

— По моим наблюдениям их страны уехало около 20% стартапов. Не могу сказать, что это много. Да, достаточно много уехало фаундеров, особенно из больших или имеющих все шансы стать такими, проектов. Но у меня есть знакомые из успешных стартапов, которые сначала уехали на 3 месяца, а после вернулись обратно, — продолжает Валерий. 

На мероприятиях «Альфа-хаба» собирается от 30 до 50 человек. Пока встречи проходят еженедельно по средам. Но уже есть запрос увеличить их количество до двух в неделю. В планах также начать сегментировать мероприятия по специализациям: финтек, игры, медицина. Контента, по словам Валерия, много, и потребность собираться у людей очень высокая. 

Валерий Остринский признает, что кризис в Беларуси отбросил стартап-экосистему далеко назад. Но 70-80% жизнеспособных проектов в Беларуси остались, и им нужна поддержка. 

Куда теперь

В приоритете белорусских инвесторов по-прежнему остаются белорусские проекты. Инвестировать нужно в тех, кого знаешь или о ком без труда можешь узнать все необходимое, считает предприниматель. А где этот проект будет структурирован разницы нет, если только это не юрисдикция Беларуси. На такой повышенный риск инвестор идти не готов. 

Также Валерий Остринский до сих пор состоит в проекте «Сход» и говорит, что верит в него, как в модель и идею. 

— Я пришел в этот проект с опытом стартап-инвестора. Мне было любопытно понаблюдать изнутри, как такой социально-демократический проект может развиваться. Я к нему отношусь, как и к любому стартапу, у которого вероятность выжить небольшая. В отличие от других участников «Схода» я видел сотни проектов, которые рождались и умирали. Поэтому не испытываю разочарования или сожаления, когда очередной проект заходит в тупик. В венчурной среде это нормально. Я продолжаю верить в потенциал этой платформы. Конечно, посмотрев изнутри, я вижу, как тяжело достичь консенсуса большому количеству людей с разными мнениями. Но в демократическом государстве такая платформа с настоящими депутатами очень круто может себя проявить, — считает Валерий

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Похожие статьи

Imaguru Video

Популярное