title image

«Для нас стартапы — единственная возможность пробиться». Беседа с Юрием Зиссером об IT

Юрия Анатольевича Зиссера называют «отцом байнета», и неспроста. Он запустил первый в стране сервис электронной почты, который стал крупнейшим новостным сайтом и со временем вырос в комплекс интернет-проектов: от афиши и хостинг-провайдера до сервиса по поиску работы и маркетплейса.

Нам казалось, что человек, который стоит за всем этим, — адепт любых электронных технологий. На деле оказалось, что он ненавидит электронные книги и всю жизнь собирает виниловые пластинки. Мы поговорили с Юрием Анатольевичем о технологиях в самом широком смысле: его цифровых буднях, криптовалюте, стартап-перспективах Беларуси, блокировке Telegram и Островецкой АЭС. «Отец байнета» рассказал много интересного.

Бумажного ежедневника у меня нет с 2004 года

Его целиком заменяют заметки в мобильном — мысли, важную информацию с конференций записываю в смартфоне. Здесь же планирую встречи и ставлю напоминания.

Большинством сервисов предпочитаю пользоваться именно на смартфоне, потому что много времени провожу «в поле». Это не только мессенджеры или соцсети, но и банковские приложения, Airbnb, Booking, Foursquare, Rentalcars, Skyscanner. И, конечно, приложения TUT.BY — Новости, Афиша, Финансы, TAM.BY.

Много лет пользуюсь смарт-часами. Последние два года — и «умными» весами Mi Smart Scale. Они связаны с облаком, и я со смартфона могу посмотреть динамику изменения моего веса за всё время наблюдения.

А вот электронные книги я ненавижу, читаю только бумажные. Соглашаюсь на электронные редко, если нужной книги в бумаге нет в продаже.

«Умный дом» у меня уже 13 лет. Правда, он ограничивается датчиками движения на лампочках в коридоре и туалете, и прекрасно работает без интернета. Включать чайник ещё на подходе к дому? Зачем?! Пока переоденешься, он и так закипит.

За последние 20 лет не было ни одного дня, чтобы я не пользовался интернетом.

Никак от этого не устаю, к цифровому детоксу не прибегаю — отдохнуть хорошо получается в путешествиях и на даче.

Музыку, как и книги, я предпочитаю слушать с «аналоговых» носителей. У меня большая — метров пять — коллекция грампластинок, я покупал их сам ещё 20-30 лет назад. В основном это классическая музыка и джаз. Никакие музыкальные сайты не могут заменить эту коллекцию.

Почему? На том же YouTube очень сложно найти нужную музыку. Например, я ищу сонату ля минор, а YouTube  подсовывает сонату ля мажор — ему кажется, так лучше. Тонкостям поиска классической музыки YouTube не обучен. При этом сервис прекрасно знает, что я слушал раньше, но рекомендует все равно ерунду, потому что классику ищет 1%, а компании нужно зарабатывать деньги, ей не нужны такие, как я.

«Переизобретать» себя мне приходилось многократно

Производственную карьеру я начинал с мэйнфрейма в 1977 году. Первым вызовом для меня было начало работы с персональным компьютером в 1987-м. Оказалось, что в ПК — совершенно другой инструментарий, другие языки программирования и другая психология. Да что там, даже название изменилось! Мы тогда не пользовались западным словом «компьютер», а называли его «машиной», подразумевая ЭВМ. Говорили «пойду на машину», и из контекста было понятно, что это был не автомобиль, а компьютер размером с огромный зал со шкафами.

Следующим большим вызовом, уже на персональных компьютерах, стал интернет. С десктопа приходилось перестраивать свою психологию на работу в браузере. Очередной шаг — мобильные телефоны, приложения. Параллельно социальные сети заменили электронную почту, которая в 90-х была главным инструментом общения.

Переходы на следующие этапы в технологическом прогрессе даются легко. Приходится учиться и привыкать. Приспособление к новинкам занимает время, я отстаю в этом от молодёжи. Именно от неё я часто узнаю о чём-то новом, хотя не часто тусуюсь в молодёжных кругах. А вот когда общаюсь со сверстниками, нередко оказывается, что они знают меньше меня.

Из технологий, которые активно развиваются в последнее время, мне больше всего интересен искусственный интеллект и медицина. Я закончил факультет биомедицинской кибернетики в Питере, так что я на четверть медик, и мне интересна эта сфера.

Во всех этих криптовалютах и блокчейнах я не вижу никакой революции. Это хайп, который очень скоро сдуется. Ничего нового в этом нет. Лично я не инвестировал в криптовалюты и не собираюсь — это МММ.

В ICO как в форму финансирования и инвестирования я с оговорками верю, но пока это всё сыро и не проработано, предпочитаю инвестировать в классические ценные бумаги. У меня есть пакет акций десятка интернет-компаний — и американских, и китайских. Я понимаю, что нужно делать с этим инвестиционным портфелем, как он работает. ICO пока не кажется таким же надёжным и понятным. Проводить ICO TUT.BY не планируем, нам пока хватает своих денег.

 

Декрет №8 — замечательный документ

Он открыл дорогу в ПВТ продуктовым компаниям, hardware-разработчикам, стартапам. Это катализирует развитие всего IT-сектора.

С другой стороны, концентрироваться на развитии только IT-отрасли не стоит. Было бы хорошо распространить положения Декрета и на другие секторы экономики. Не только налоговые льготы, но и законодательные положения, инструменты английского права. Надеюсь, что это вопрос времени.

В плане налоговых льгот другим отраслям не стоит завидовать IT-сектору. Потому что там, где нет льгот уровня ПВТ, госпредприятиям доступны льготные кредиты, дотации, поставки сырья по заниженным ценам.

В России зря пытаются запретить Telegram и помешать Дурову в развитии платформы TON

Россия может сделать глобальную ошибку, отдав этот рынок Facebook, Google или кому-то ещё, кто в итоге сделает платформу, которую хочет построить Telegram. В любом случае государства своего не упустят и ограничат развитие такого проекта, как только это превысит какие-то масштабы. Они не позволят Facebook управлять своими правительствами, иначе Facebook и станет правительством.

В Беларуси вопрос лежит вообще в другой плоскости: в уместности блокировки зарубежных ресурсов. Китай заблокировал многие мировые социальные сети и ресурсы — но могут себе позволить. У них собственная огромная инфраструктура, и по уровню использования интернета они даже США обогнали, не то что Беларусь. У них всё подключено к интернету: с уличными торговцами можно рассчитываться по QR-кодам. Это просто колоссальный рынок!

В России интернет не так развит, но там тоже есть свои социальные сети и поисковые системы. Поэтому они теоретически тоже могут всё закрыть, и Рунет не получит существенного ущерба. Россияне просто вынуждены будут пользоваться российскими сервисами.

А в Беларуси нет ни своего поисковика, ни своей соцсети, ни своего локального мессенджера. Попытки создать что-то из этого списка предпринимались, но они провалились из-за того, что интернет глобален и конкуренция огромна. У TUT.BY была своя соцсеть, но её пришлось закрыть по той же причине.

К китайской Системе социального рейтинга у меня двойственное отношение

(Это система, которая присваивает рейтинг всем жителям Китая, учитывая кредитную историю, законопослушность, поведение в интернете и пр. Рейтинг определяет, какие социальные блага и на каких условиях доступны людям — Bel.biz)

С одной стороны, я считаю это справедливым — твоя карма влияет на последующую жизнь. Что заслужил, то и получаешь. Поэтому нужно стараться жить честно, по правилам, и тогда у тебя будет хорошая кредитно-социальная история. В каком-то смысле это буддийская концепция.

С другой стороны, скоро мы ничего не сможем делать анонимно. Даже по Минску висят видеокамеры и каждый ваш шаг, перемещение авто фиксируется. Анонимности никакой нет. С другой стороны, а кому нужна эта анонимность? Ворам?

Наверное, вопрос приватности и частной жизни каждый человек решает для себя сам. Лично мне не за что стыдиться. Нет ничего, что я хотел бы утаить от людей или государства. Пишу в Фейсбуке открыто, меня это никак не напрягает. Не заклеиваю камеру и микрофон на ноутбуке, как Цукерберг. Но, конечно, открытость должна иметь границы: не должно быть сыска внутри квартир, никто не должен знать, что происходит в спальнях.

Я — сторонник современных технологий, поэтому не могу быть против атомной электростанции

В мире АЭС продолжают строить. Во Франции более 70% энергии вырабатывается на атомных станциях, и это никого это не смущает.

Да, мы пострадали от чернобыльской аварии, и надо сделать всё, чтобы это не повторилось. Но если мы боимся, что взорвётся АЭС… Давайте будем последовательными и откажемся от автомобилей: каждый год в авариях гибнут сотни беларусов. Давайте откажемся от самолётов — они иногда падают. Не будем выходить на улицу, потому что на голову может упасть кирпич. Запретим пилы и токарные станки. Так можно дойти до абсурда.

Солнечная энергия — это хорошо, но она очень дорогая. Настолько, что в ней пока нет экономического смысла, только экологический. Эта энергия получается дороже электричества, выработанного АЭС, ТЭЦ или ГЭС.

Иногда сторонники альтернативной энергетики приводят в пример Германию, которая расположена на схожих с нашими широтах, и строит солнечные и ветряные электростанции. Да, строит, потому что у страны есть на это деньги. И партия зелёных имеет там вес, лоббирует свои интересы.

Я ни в коем случае не против строительства солнечных электростанций! Но это вопрос будущего. А сейчас нужно строго следить за тем, чтобы Островецкая АЭС была максимально безопасной. Чтобы всё, что там происходит, было открыто для публики. Чтобы чиновники комментировали, что упало и загорелось.

Недавно на стройплощадке закоротило кабель, и вокруг этого раздули историю о сильном пожаре. Хотя после того как нас обманули в 1986 году, эти опасения правомерны. Если государство хочет, чтобы люди не протестовали, оно должно вести максимально открытую информационную политику.

У меня автомобиль на двигателе внутреннего сгорания, потому что я живу в центре города, и электромобиль мне просто негде заряжать. Если бы жил в частном доме за городом, ездил бы, вероятно, но электромобиле. Но вообще я перейду на электромобиль, когда я буду тратить времени на его зарядку не больше, чем на заправку бензином. Время для меня — самый дорогой ресурс в жизни. Мне 58, и я ценю каждую минуту. Точно не буду ходить два часа по торговому центру в ожидании, когда же зарядится авто.

У нас две страны: госсектор и частный

В госсекторе живут и работают совершенно другие люди. Они носят серые костюмы, и нас для них не существует. А существует только начальство, постановления, подчинённость, мнение руководства. Мы им не нужны. И если они нам не будут мешать, то у страны всё получится.

Я не верю в государственную модель в вопросах развития инноваций, стартапов, венчурной экосистемы. В России есть Сколково — и что получилось?.. У нас «распила» средств, может, и не будет, но инвестиции получат не те, кому они действительно нужны. Государство никого не послушает. Выберет проекты по своим критериям примерно так же, как ежегодно выбирают представителя страны на «Евровидение».

Пару лет назад я был в одном государственном бизнес-инкубаторе. Так вот: они просто сдают площади в аренду! Ещё от них можно получить грант. Правда, до $5000, и нужно заполнить огромное количество бумаг. Если проект не получится, грантополучателя могут посадить за растрату государственных средств. При таких мелких суммах нет смысла в усилиях и рисках.

Новые поправки в закон о СМИ вызывают большие вопросы

С этими законами всем медиа будет одинаково плохо, потому что любую новость можно будет подвести под «информацию, которая может противоречить национальным интересам Республики Беларусь». А кто определяет? И что значит «может противоречить»? А может и не противоречить? Это всё шаманство.

Неужели, если прогноз погоды не сбылся, это может противоречить национальным интересам? Нет. Но фактически любую новость можно подвести под это, не только политическую. При Сталине так и делали.

На Западе нет регистрации СМИ в принципе — это чисто советское порождение, рудимент времён СССР. Регистрация у нас предусматривается добровольная, только какой в ней смысл, если при нарушении законов сайт-не-СМИ заплатит штраф в 50 базовых величин, а сайт-СМИ — 500.

Но самое убийственное — это обязательная идентификация пользователей форумов и комментаторов. Такого нет нигде в мире. Разве что в Китае, Северной Корее. Это совершенно уникальная вещь.

Защитники новых поправок говорят, что такое есть везде, и мы перенимаем лучший инновационный опыт. Это ложь. В Германии, Австрии и т.д. посетители форумов могут быть анонимными. Естественно, модераторы реагируют на нарушение правил. А если что-то серьёзное, вопросом занимаются правоохранительные органы. У нас сейчас тоже так — зачем ещё что-то добавлять?

Ссылаясь на гармонизацию с законами других стран, чиновники имеют в виду страны ЕЭАС, а не Европейского Союза. Интересно получается: мы идём на Запад, но гармонизируемся со странами ЕАЭС. Это странно.

Я инвестировал в несколько интересных стартапов

Среди них — образовательный проект, два туристических. В качестве ментора участвую в перспективном медицинском стартапе. Но самый удачный мой стартап -  по-прежнему TUT.BY.

Прежде чем инвестировать в стартап, я изучаю документы. Но больше, чем на бизнес-план, смотрю на команду. Горящие глаза, желание изменить мир, человеческий потенциал — это важно. Но и про коммерческую сторону забывать не стоит. К сожалению, 90% стартапов — это переизобретение велосипеда. Люди не утруждают себя знакомством с тем, что уже создано, а банально копируют уже существующие коммерческие системы.

В целом я оцениваю перспективы Беларуси в стартап-движении высоко. Беларусам некуда деваться. У нас нет ресурсов, нет большого внутреннего рынка, которым можно обойтись. В этом мы отличаемся от России и даже от Украины. Поэтому Беларусь вынуждена работать на экспорт, а стартапы — один из форматов такой работы. Я считаю, что для нас стартапы — единственная возможность пробиться на мировом рынке. Поэтому всячески поддерживаю развитие экосистемы. Это нужно для страны.

Да, мы только начали заниматься стартапами. Израиль развивает экосистему 40 лет, Индия в аутсорсинге больше 30 лет. Мы только приступили к этой структурной перестройке, и наши достижения пока относительно скромны. Но для того, чтобы получилось, нужно хотеть.

По менталитету мы отличаемся от израильтян, зато у нас лучшая база. Израиль находится в окружении вражеских стран, там практически нет природных ресурсов. А наши соседние государства дружественные, нам доступны импортные ресурсы. В этом смысле у нас хорошая предпосылка. А менталитет… на 10 млн человек и у нас найдутся ментальные евреи.

Так что всё зависит от нас. Если будем твердить: «это ерунда, ничего у нас не получится, мы бедные-несчастные беларусы», то действительно ничего и не получится. А если мы скажем «Мы можем! У нас есть ассоциация бизнес-ангелов Angels Band, Imaguru, инвестиции, и уже есть успешные крупные экзиты», то сам этот настрой будет побуждать людей двигаться в верном направлении. И тогда всё получится.

Фото: Глеб Соколовский

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  • 76
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    78
    Shares

Похожие статьи