title image

«Не жалуйтесь на обстоятельства - используйте их». Узнали, как действовать в кризисные времена у директора крупнейшего в мире акселератора предпосевной стадии

Сегодня большинству из нас не хватает мотивации и вдохновения, а вокруг не так много людей, по-настоящему увлеченных своим делом. Именно поэтому Bel.biz выбрал героем интервью исполняющего директора Founder Institute в Бухаресте Алекса Даскалу, ведь он на 100% увлечен своей работой. Мы продолжаем нашу рубрику Positive news и надеемся, что это интервью зарядит вас позитивным настроем и энтузиазмом.

— Алекс, в то время как все публикуют апокалиптические мемы о нашей социальной жизни и экономической ситуации после пандемии, вы говорите, что впечатлены новыми невероятными возможностями для стартапов. Не могли бы вы поделиться идеями о перспективах в стартап-мире, которые вы видите?

— В Founder Institute (FI) мы общались с нашими портфельными компаниями: среди тех, которые мы создали за последние 10 лет, портфельных компаний у нас у нас около 300. Это самые перспективные компании, рок-звезды мира стартапов. Так вот в сравнении с общими показателями их выручка и спрос сейчас выше среднего. Мы переговорили почти с сотней из этих компаний, и большинство из них процветают, в то время как лишь малая часть борется с кризисом. Вот почему мы довольно позитивно смотрим на перспективы.

Одним из ключевых успехов программы FI является способность наших компаний процветать даже в нестабильные времена. Сегодня многие ограничены в действиях, миллионы людей потеряли работу. Поэтому сейчас наша цель — генерировать инновации, решать насущные проблемы человечества. И у нас есть время, деньги, технологии и множество людей, которые готовы искать правильные решения.

Я горжусь тем, что мы можем развивать способность наших основателей создавать актуальные бизнес-модели. Сейчас, например, в моем наборе есть несколько человек, которые начали развивать определенные проекты в течение этих последних недель, потому что они видят возможности, которые появляются в каждом секторе бизнеса. Я имею в виду следующее: вместо того, чтобы застрять в индустрии туризма, например, они используют уже имеющиеся активы (команду, технические навыки), но применяют их для разработки решений в сфере доставки, здравоохранения и так далее.

Мы говорим: «Не жалуйтесь на обстоятельства, а используйте их». Речь идет не о ресурсах, а об изобретательности, а последнее зависит от вашего отношения, знаний, набора навыков, способностей и, конечно же, опыта. Международная система здравоохранения и индустрия туризма нуждаются в полной перезагрузке, а удаленная работа и дистанционное обучение, наоборот, находятся на подъеме. И в то же время самозанятость и предпринимательство становятся новой альтернативой для мотивированных и талантливых людей. Что я хочу сказать? Я вижу возможности, куда бы я ни посмотрел! 

Обычно я говорю, что суть не в кризисе. Стартап терпит неудачу по одной главной причине: когда его основатель сдается. Вот в чем дело. Только если основатель сдался, стартап в конце концов провалится.

Стартап терпит неудачу по одной главной причине: когда его основатель сдается.

— Вы наверняка уже перенесли все программы и активности в онлайн. Было ли это проблемой для FI и для фаундеров? Что вы думаете об эффективности онлайн-менторства и мероприятий по сравнению с офлайн?

— Это был весьма полезный опыт: нам уже удалось перевести наши программы в онлайн в более чем 20 городах по всему миру, включая нашу ведущую программу в Кремниевой долине. И отзывы, которые мы получили от наставников и основателей, положительные! Это означает, что качество программы не изменилось. Основываясь на моем собственном опыте и опыте других управляющих, скажу, что онлайн-программы очень эффективны. Основатели получают больше отзывов, возможностей для сотрудничества, выстраивают отношения и проводят время с местными лидерами и наставниками более качественно.

— Как вы думаете, если это так эффективно, почему мы не перевели все онлайн еще до ситуации с пандемией?

— Тут, на мой взгляд, две причины: удобство и боязнь перемен. Мы существа социальные, когда нам приходилось выбирать между онлайн- и офлайн-мероприятием, все выбирали офлайн, потому что была такая опция. Никаких ограничений не существовало.

Теперь люди меняют отношения к онлайн-мероприятиям. Почему так происходит? Потому что виртуально работают уже не только отдельные люди, мы видим массовое внедрение удаленного формата работы с использованием технологий. Это уже совсем другой уровень, словно произошел квантовый скачок в поведении человека. И эти изменения будут иметь длительный эффект. Почему? Многие люди, которые были вполне довольны своей обычной жизнью, открывают для себя очарование и преимущества удаленной работы. Держу пари, что они продолжат делать это и после окончания пандемии.

 

Мы наблюдаем массовое внедрение удаленного формата работы с использованием технологий. Это уже совсем другой уровень, словно произошел квантовый скачок в поведении человека.

Например, у нас есть пост-программы, которые всегда были виртуальными. Для лучшего понимания поясню. В FI мы проводим регулярные программы, в рамках которых приводим основателей от идеи к ведению бизнеса. Также мы проводим пост-программы (например, Funding Lab) для продвинутых фаундеров, которые уже имеют определенный уровень дохода и трекшн: данные пост-программы направлены на то, чтобы привлечь ведущего инвестора в стартап в течение 6 месяцев. Так вот, что касается пост-программ онлайн, теперь мы будем запускать их гораздо чаще.

Виртуальное менторство, должен сказать, действительно увеличивает личное внимание и обратную связь, которую получает каждый основатель. Я вижу, что люди действительно вовлечены, и у всех есть больше возможностей задать вопросы и получить ответы друг от друга. Потому что на офлайн-сессиях у вас есть пять человек, окружающих одного наставника, двое других взаимодействуют с другим наставником, а остальные люди разговаривают друг с другом. Во время же виртуальных сессий каждый получает возможность поговорить с наставниками лично, и это огромная ценность.

— Founder Institute является крупнейшим акселератором для стартапов предпосевной стадии, вы запустили более 4000 стартапов по всему миру, чтобы собрать более $950 млн в 185 городах. Первый вопрос, который приходит мне в голову после прочтения этих цифр, — как вообще возможно создать такую глобальную сеть? Особенно если учесть, что предпосевная стадия — самая рискованная для инвестирования. 

Любопытно, что изначально Адео Ресси (американский предприниматель, который создал FI — прим. авт.) не планировал такого, когда в 2009 году разговаривал со студентами Стэнфордского университете. Студенты пришли к выводу, что учебная часть курса была хорошо построена, но она была сосредоточена в основном на опытных стартапах: тех, у которых уже есть стратегия, хорошо функционирующая команда и т. д. А ведь между обучением и самим создание стартапа лежит пропасть. Как проходит процесс создания стартапа? На чем мы должны сосредоточиться? Как найти кофаундера?

Поэтому Адео Ресси, у которого был опыт запуска бизнеса, решил создать программу для начинающих фаундеров в Стэнфорде. Чуть позже, за очень короткий промежуток времени, кто-то услышал об этом в Нью-Йорке, Бостоне, Сиэтле. Эти люди захотели перенести программу в свои города на волонтерской основе. Менее чем через год программа была запущена в Берлине и очень быстро распространилась по всему миру. Адео никогда этого не планировал, но из-за недостатка знаний для стартапов предпосевной стадии программа стала глобальным продуктом. Далее была создана система с инструкциями об управлении процессами по запуску и ведению программы, и такому директору, как я, например, довольно легко приступить к работе.

Как вы отметили, именно предпосевные инвестиции являются наиболее рискованными. Почему я занимаюсь ими? Скажу так: у каждого управляющего своя мотивация. Я решил активно и осмысленно участвовать в стартап-экосистеме. И стал инвестором, наставником и ментором.

— Кстати, сколько основателей обычно принимают в программу?

— Средний размер набора по всему миру составляет около 25 фаундеров, но в последний раз здесь, в Румынии, я набрал 45, и это был большой успех. Имейте в виду, что, чтобы найти 45 человек, вам нужно провести 7-8 очень качественных мероприятий, каждое из которых должно привлечь около 100 потенциальных основателей.

На самом деле, мы только что обсуждали это в команде: в идеале, мы должны быть в состоянии привлечь около 500 основателей, чтобы быть уверенными в запуске 20 действительно перспективных стартапов. Но принять 500 основателей практически невозможно, так как для работы такой большой группы нужно много ресурсов.

Мы верим, что хорошие компании начинаются с хороших людей, а не с хороших идей. И наша задача — найти проблему, которую сможет решить конкретный основатель.

— Теперь мы видим все больше хакатонов и призывов к поиску решений для борьбы с пандемией, но мало говорим о людях, о фаундерах… Считаете ли вы, что фокус на основателях стартапов все еще является хорошей стратегией в кризисные времена?

Действительно, наше кредо — сосредоточиться на основателях, и вы можете узнать больше о том, почему мы делаем это, на нашем веб-сайте FI. Мы верим (и это действительно очень важно), что хорошие компании начинаются с хороших людей, а не с хороших идей. И наша задача — найти проблему, которую сможет решить конкретный основатель. Главная цель — это не product-market fit (соответствие продукта рынку), а product-founder fit (решение данной проблемы подходящим для этого фаундером).

Иногда люди приходят с блестящими идеями, но очень часто мы обнаруживаем, что им не хватает многих качеств, необходимых для воплощения этих идей в жизнь. У некоторых просто нет того, что нужно для успеха в этом деле: глубоких технических знаний, предпринимательской проницательности или правильного мышления. Вот почему мы сначала тестируем не решения и идеи, а предпринимательскую ДНК.

Конечно, у программы есть и слабые стороны, она далеко не идеальна, потому что сам предпринимательский путь полон резких поворотов. Программа длится около 3,5-4 месяцев в очень интенсивном темпе. Но фаундеры все равно довольно часто вступают в нее неподготовленными, иногда с неправильными ожиданиями. Даже подписание юридических документов является сложной задачей и занимает много времени. Перед программой каждый фаундер должен подписать соглашение (стоимость программы составляет около 25 000 долларов США, в Румынии основатели платят около 700 долларов и отдают  4 процента их компании).

Кроме того, есть основатели, которые во время программы понимают, что их идея слаба, и пытаются совершить пивот в середине программы. И это, конечно, сложно, потому что они должны переделать все предыдущие задания. Чтобы снизить такой риск, можно организовать семинар по работе над идеями перед началом набора. Таким образом, основатели могут получить самые первые отзывы о своей идее еще до начала программы.

— Вы являетесь консультантом на стартап-шоу Dragons’ Den, где стартапы представляют свои проекты. Расскажите нам об этом. Становится ли оно более популярным из-за карантина?

(Dragons ‘Den — это реалити-шоу, которое создали в Японии, а сейчас проводят в 30 странах мира. На нем предприниматели и стартапы представляют идеи группе судей (инвесторов) для получения инвестиций — прим. авт.).

— То, о чем я сейчас расскажу, относится к румынской версии шоу (лицензия Sony, которая адаптирована в каждой стране). Здесь телеканал принял решение приостановить выпуск эпизодов, потому что их исследования показали, что целевая аудитория сейчас больше интересуется другим телевизионным контентом. Я бы поступил по-другому. Я позволил бы транслировать шоу еще и потому, что оно занимало самую большую долю рынка среди всех конкурентов в этом сегменте. Но, с другой стороны, телекомпания гораздо лучшее понимает свой рынок, поэтому, возможно, их решение было правильным с точки зрения бизнеса.

Телешоу о стартапах благоприятно влияет на предпринимательский дух страны и меняет предвзятое отношение людей к предпринимателям.

— Программа делается больше для шоу или это действительно полезный вызов для стартапа? Есть ли какие-нибудь истории успешных инвестиций, которые вышли из шоу?

— Шоу полезно для определенного типа стартапов, но не для всех. Высокотехнологичным стартапом оно не подойдет. Шоу представляет собой смесь развлечений и бизнеса, оно должно включать оба элемента, поэтому представлять сложные проекты перед широкой аудиторией слишком скучно.

Но для стартапов, которые имеют более понятные продукты, шоу очень полезно. Я и моя команда обучаем стартапы бизнес-моделям, умению представлять свой бизнес перед инвесторами и так далее. Их бизнес-модель подвергается сомнению, а навык питчинга проходит живую проверку — все это оказывает положительное влияние на стартапы.

Более того, это очень хорошо влияет на отношение к стартапам в стране. Люди в среднем, как правило, предвзято относятся к предпринимательству. А теперь они видят истории успеха, видят обычных людей, которые берут реальную идею (а не какую-то экстраординарную идею, о которой никто не мог бы подумать) и превращают ее в бизнес, просто будучи смелыми и достаточно решительными. Благодаря этому люди становятся более открытыми для предпринимательства.

Что касается успешных инвестиций, то с точки зрения инвестиционных сделок румынское шоу в два раза успешнее других шоу Dragon’s Den, запущенных в Европе! Объем инвестиций в Румынию выше, чем во многих других европейских странах. Я не могу раскрыть общую сумму инвестиций прямо сейчас, потому что шоу приостановлено, и есть три эпизода первого сезона, которые еще не вышли.

— Вы как-то говорили, что работаете по 18 часов в день: читаете, работаете над новый стартапом, запускаете виртуальную программу, менторите много стартапов и многое другое. Что помогает вам быть таким мотивированным и увлеченным?

— Много лет назад я открыл для себя концепцию икигай (японская концепция, которая по сути означает «причина существования». Термин относится ко всему комплексу факторов, составляющих направление или цель в жизни — прим. авт.). Раньше я работал больше из чувства долга, чем из собственного желания и стремления помочь другим. И затем, когда я наткнулся на концепцию икигай, я понял, что это именно тот путь, который я всегда искал. Мне потребовалось время, чтобы подумать о своей роли в мире и о том, могу ли я что-то изменить. Я понял, что мне нужно найти что-то, что я действительно люблю и на чем у меня будет возможность зарабатывать, чтобы жить комфортно (это только часть уравнения, но самая его основа).

Я решил жить целеустремленной жизнью, чтобы построить нечто большее, чем имею сейчас, и идти по пути, который помогает другим. И это мотивирует меня ежедневно выпрыгивать из своей кровати, чтобы скорее начать день и делать то, что поможет другим. Вот откуда я беру свою ежедневную мотивацию: я нашел свой икигай. Я помогаю основателям запускать устойчивые стартапы. И именно поэтому я смотрю на кризис как на большую возможность: что бы ни случилось, я очень мотивирован продолжать идти по своему пути и дальше.

— Алекс, обычно у вас очень загруженный тревел-график. Теперь, когда мы застряли в дома, давайте порассуждаем: действительно ли нам нужно было так много деловых поездок?

— Сошлюсь на то, что я сказал ранее: абсолютно все в мире сейчас переживают проблему перехода в онлайн. Мы пока не можем сказать наверняка, но, скорее всего, деловые поездки значительно сократятся в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Я думаю также, что в долгосрочной перспективе станет общепринятым заключать сделки онлайн. Будет использоваться больше цифровых инструментов, таких как электронная подпись, и смарт-контракты будут процветать. Я думаю, что люди будут больше доверять всем этим виртуальным инструментам и, наоборот, потеряют уверенность в путешествиях. Поэтому мне кажется, что все будут меньше путешествовать, в том числе и я.

— Если бы пришлось выбирать одну сторону: стартап или инвестор?

— С точки зрения икигай, мой выбор — быть основателем стартапа, это приносит мне больше удовлетворения. На самом деле, сейчас я работаю над стартапом. Я встретил своего соучредителя в программе FI, он был недоволен своей идеей, и я предложил вместе поработать над моей. Он технический эксперт, а я бизнес-эксперт. Идея, над которой мы работаем, не нова, уже есть стартапы, использующие ее почти во всех странах: помощь людям в их повседневных делах, таких как уборка, ремонт и т. д. Но, по крайней мере, в Европе никто из существующих стартапов этой тематики не убедил меня, что они могут эффективно управлять своими операциями. Бизнес-модель таких стартапов очень-очень хитрая, и у меня есть секретный ингредиент, которого ни у кого нет (я уже проверил его, так как мы провели очень глубокий анализ рынка).

— Спасибо, Алекс, звучит как хороший тизер для нашего следующего интервью в ближайшем будущем!

 

Автор: Анастасия Маркварде

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Похожие статьи

Imaguru Video

Популярное