USDКурс снизился 1.8692
EURКурс снизился 2.0371
Юлия Нехай | 14 июня 2016

Есть идея: сделать парикмахерский мужской клуб

«Свою задачу я формулирую так: помочь клиенту создать такой образ, чтобы женщины смотрели с восторгом, а другие мужчины – с интересом: этот парень выглядит круто!», – рассказывает Андрей Котлобай о новом проекте для мужчин Buro 20/16. В качестве приоритетов проекта он называет профессиональный сервис и эстетику.

Андрей Котлобай – парикмахер и стилист с большим опытом работы, имеет множество дипломов и сертификатов. В прошлом – технолог, а сейчас – творческий партнер нескольких международных косметических брендов. Долгое время жил и работал в Москве, в том числе – в популярном московском барбершопе Mr.Right. А потом вернулся в Минск. Именно Андрей три года назад помогал запускать Firm – мужскую цирюльню, с которой, собственно, и пошел «тренд» на барбершопы в нашей стране.

Сейчас на счету Андрея несколько реализованных проектов в сфере бытового обслуживания. Три из них – в Минске. Два предыдущих развивались с привлечением инвесторов. Но обстоятельства сложились так, что сейчас Андрей решил работать самостоятельно. Поэтому Buro 20/16 – целиком его детище, как в плане идеи, так и финансово. 

Тихий оазис в шумном городе

Buro 20/16 располагается в Красном дворике – месте, популярном у творческой молодежи и креативного класса. Прежде в этом помещении находился офис – с ровными выбеленными стенами, подвесным потолком армстрог. «Разумеется, мне все это не подходило, – рассказывает Андрей. – Зданию, в котором находится студия, – больше 130 лет, очень хотелось «вытянуть» родные стены, показать прекрасный старый кирпич. Поэтому пришлось не только полностью разобрать потолок, но и снять 4 сантиметра штукатурки. Строительного мусора только со стен было 60 мешков».

Получив, эффектную фактуру (высота потолков в помещении больше 4 метров!) и добавив декоративные элементы (например, дерево ручной обработки), Андрей соорудил огромный – 3х7 метров – металлический стеллаж, привез деревянную мебель, винтажные парикмахерские кресла, другие старинные предметы декора… Получился лофт с налетом английской классики. 

Помочь найти новый стиль 

Но нынешний дизайн и обстановку Андрей рассматривает как «трансформер»: её можно бесконечно видоизменять в зависимости от актуальных целей бизнеса. «Я понял, что сейчас формат традиционных барбершопов мне не интересен, – рассказывает собеседник. – У меня есть огромный опыт не только как у барбера, но и как у специалиста по мужскому стилю. Поэтому Buro 20/16 я развиваю как мужской клуб – место, куда мужчина может прийти с запросом по изменению своего стиля. Например: «Мне 35, продвинули по должности, надо носить деловой костюм, с чего начать?» Для решения этого вопроса у меня есть партнеры, работающие в сфере стиля и фэшн-ретейла. Поэтому я могу поступательно помочь клиенту перейти с толстовок и велосипеда – к классическому костюму». 

В Buro 20/16 представлена продукция партнеров – магазина мужской одежды, классическая итальянская обувь (броги, монки). По задумке, здесь можно будет обсудить будущий образ, примерить его, а затем подобрать стилистику стрижки и бороды. 

Другой пример: у молодого человека – свадьба, день рождения. Или он просто хочет испытать новые эмоции. В Buro 20/16 он может поговорить, а в последствии и примерить, например, новый стиль выходного дня. «Свою задачу я формулирую так: помочь мужчинам создать такой образ, чтобы женщины смотрели с восторгом, а другие мужчины – с интересом: этот парень выглядит круто!» 

Внесезонный бизнес

Помимо помощи стилиста в Buro 20/16 можно получить и такие традиционные услуги барбершопа как: стрижка, коррекция и тонирование усов и бороды, тонирование седины, уход за бровями.

По словам Андрея Котлобая, подобные услуги востребованы белорусскими мужчинами. «В первую очередь, они записываются на стрижку, – поясняет собеседник. – Все остальное часто переходит в разряд дополнительных услуг. Иногда в процессе общения клиент может решиться на 3-4 дополнительные процедуры». Навскидку: из 10 клиентов 5 обычно записываются на стрижку, 3 – на коррекцию усов или бороды, 2 – на тонирование бороды или седины. Тонирование делают достаточно много мужчин. Процедура становится актуальной по достижении 30 лет, когда начинает меняться естественный пигмент. Хотя молодой человек может обратиться и раньше, например, если у него русый цвет волос, а борода – рыжая. Благодаря тонированию, волосы и борода могут быть одного тона. Часто матирование делают мужчины, у которых начала появляться седина.

В целом барбершоп как бизнес не зависит от времени года. Основной фактор – стоимость услуг. Если она устраивает, мужчина будет регулярно приходить. У Андрея есть клиенты, которые стригутся 4-5 раз в месяц: едва заметили лишний волосок, приезжают, чтобы подкорректировать стрижку. И есть те, кто в принципе не бреется дома, предпочитая делать это у профессионала.

Возрастной контингент посетителей барбершопа сейчас меняется: раньше завсегдатаями были парни 20-30 лет, сейчас все чаще интерес проявляют мужчины за сорок. 

Главное отличие Buro 20/16 от других минских барбершопов – индивидуальный подход. В достаточно большом помещении всего 2 кресла. Фактически с клиентом ведется работа один на один. 

«Мне кажется, подобный формат будет востребован состоявшимися мужчинами (вне зависимости от возраста): когда ты плотно занят на работе, очень хочется спокойствия, камерности обстановки, – размышляет Андрей Котлобай. – Вероятно, проект придется по вкусу бизнесменам, представителям творческих профессий».

А поговорить?..

В середине прошлого века барбершопы часто были местом для общения и даже переговоров. Сюда ходили не только уважающие себя джентельмены, но и гангстеры, боссы мафиозных семей, которые здесь решали дела и вершили судьбы. «Так что это сложилось исторически, что общение в барбершопе – один из приоритетов, – отмечает Андрей. – Важно быть интересным собеседником. Если клиенту комфортно, он вернется. Стригут все, общаются – немногие. Хотя есть прекрасные мастера, которые вовсе всегда молчат и это тоже кому-то нравится». 

Андрей трепетно подходит к подбору персонала: «Мне кажется, мастера в шортах, с проколотыми ушами и образом вальяжного тусовщика уже поднадоели. Это может быть интересно молодежи. Но мужчинам среднего возраста, которые устают на работе, – нет. Кроме того, важно, чтобы мастер жил этой профессией, а не думал только о том, как заработать 50 долларов в день на свои нужды. Если мастера кружат по всему городу и сегодня их можно встретить в одном барбершопе, а завтра – в другом, значит, им все равно, как и где стричь». По этой причине Андрей не берет на работу совсем молодых парней.

Цена вопроса 

Обстановка в барбершопе традиционно имеет большое значение: она должна быть брутальной. Такой, чтобы мужчины не чувствовали себя, как в богемной парикмахерской. В то же время в заведении должно быть уютно. Поэтому на оформление интерьера нужно потратиться. В идеале в таком заведении должен быть винтаж. Например, для московского барбершопа Mr.Right мебель и декор специально закупались на блошиных рынках Стамбула и Парижа. «Одно винтажное парикмахерское кресло – это 3-5 тыс. долларов, но их еще надо найти, – рассказывает Андрей. – Стоимость винтажных предметов декора также варьирует: чаша для бритья может стоить и 20, и 500 евро». 

Постоянная статья расходов – инструмент и косметика. В женском зале используются шампуни, кондиционеры, краски, окислители… В мужском так же – целый ассортимент косметики. «Бритье должно приносить комфорт в любом его проявлении: начиная с прикосновения рук, заканчивая тем, когда вы снимаете пеньюар с человека. Одно неправильное движение или некачественный инструмент – настроение испортилось. Чтобы был понятен порядок цен: цена за хороший помазок для бритья щек из шерсти серебристого горного барсука может доходить до 300 евро – цена неплохой пары обуви. А для барбершопа нужен не один такой помазок».

Кроме того, для Андрея важна эстетика: «Мне нравится удивлять. Поэтому каждый раз я провожу бритье с использованием разных масел: чайного дерева, мускатного ореха, шалфея… Начало процедуры стандартное: клиент располагается в барберском кресле, откидывается назад, я покрываю его лицо полотенцем. Но при замачивании полотенец мы используем каждый раз разные масла, поэтому и процедура каждый раз – разная». 

На вопрос о стоимости подобного проекта Андрей отвечает уклончиво: 20-40 тыс. долларов. Дело в том, что для Buro 20/16 он все делал самостоятельно. Начиная с дизайна помещения, заканчивая ремонтом. Проект требовал индивидуального подхода, поэтому почти вся мебель изготовлена или привезена на заказ. То есть стоимость – «вопрос умения вести переговоры». 

Барберинг в Беларуси

Заниматься барберингом в Беларуси сложно. «Например, весь мир сегодня бреется опасной бритвой, – поясняет собеседник. – А в Беларуси по законодательству этого делать нельзя. Конечно, опасения оправданы: если мастер плохо продезинфицирует инструмент, можно заразиться гепатитом, СПИДом. Но вместо того, чтобы проработать вопрос, как быть, у нас такое бритье просто запретили. В то время как в Европе да и в России бреют, просто используют одноразовые лезвия». 

Еще одним ограничением для развития этого бизнеса в Беларуси является малое количество косметических брендов, представленных на рынке. «У нас работает всего несколько брендов, предлагающих унисекс косметику, подходящую для мужчин, – поясняет Андрей. – Выбор скудный. И унисекс-линия – это уровень салона красоты. Чтобы предложить более качественную услугу, учитывающую особенности внешности, физиологии конкретного мужчины, нужна профессиональная косметика, предназначенная именно для мужчин. Но линеек, затрагивающих весь спектр работы в мужском зале, здесь нет».

Третий момент – кадры. Красноречивый факт: в Беларуси нет ни одного профессионального конкурса по барберингу и бритью. Поэтому настоящих профессионалов совсем немного. Сейчас ввиду тренда на барбершопы многие парикмахеры подаются в барберы. «Но я не понимаю, как мастер, который еще вчера стриг и красил девушек и бабушек, через год может стать крутым барбером. Я в это не верю. Я сам в этой профессии 12 лет, поэтому мне смешно слышать про хороших барберов, у которых опыт 6 лет, из них 5 – в женском зале».

Бритье как событие

«Беларусь такая страна, что здесь то вообще ничего нет, то внезапно новый интересный формат – буль то кофейни или барбершоп – начинает распространяться повсеместно, – размышляет Андрей о конкурентной среде. – Вот сейчас в Минске работает уже около десяти барбершопов. Но концептуально все это – «мужские парикмахерские». Главная их цель – постричь быстро и недорого. Чтобы бизнес был эффективным, у места должна быть хорошая проходимость, а мастера должны работать практически в режиме нон-стоп. Стрижка и бритье поставлены на поток. Чтобы заинтересовать публику, барбершоп может трансформироваться. Клиентам могут предлагать сигары, возможность постричься подороже, какие-то специальные услуги, например, массаж воротниковой зоны».

По мнению собеседника, в Минске может открыться еще довольно много барбершопов. Но принципиально на ситуацию со сферой услуг для мужчин это не повлияет: бритье не станет событием. Хотя любое заведение найдет своего клиента. У одних на первом месте – удобное расположение и наличие парковки.Другим нравится, когда стрижет и выполняет все процедуры именно женщина – им это приятно. «Я же свою задачу формулирую иначе, – говорит Андрей. – Хочу сделать такой проект, чтобы атмосфера была максимально комфортной для мужчин, чтобы им самим хотелось рассказать, где именно они побывали».






Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю