USDКурс вырос 1.9343
EURКурс вырос 2.1987
Юлия Нехай | 07 марта 2017

Сократить бюрократию, уменьшить налоги, создать рынок капитала: Йен Прауд, советник посольства Великобритании, о том, как привлечь инвесторов

Несколько недель назад в бизнес-клубе Imaguru выступил с лекцией Йен Прауд, экономический советник посольства Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии в России. В интервью Bel.biz дипломат рассказал о последствиях Брексит, региональных рейтингах как ноу-хау, которое помогает России повысить привлекательность у инвесторов, и том, как новости о задержаниях и судах над бизнесменами влияют на инвесторов.

Брексит: сколько-нибудь значимых изменений не произошло

– Уже прошло время и можно сделать выводы: как в итоге повлиял Брексит на экономику, правовую систему Великобритании?

– После Брексита ожидалось, что возникнут серьезные экономические последствия, но пока сколько-нибудь значимых изменений не произошло. Сейчас страна переживает переходный период. Премьер-министр объявила, что к концу марта, по завершении дебатов в парламенте, будут начаты действия по 50-й статье, которая предполагает двухлетний период выхода Великобритании из Евросоюза.

– Сейчас много говорят о выходе Великобритании из Таможенного союза с ЕС. Какие меры предпринимает правительство для уменьшения негативных последствий для экономики?

– Премьер-министр четко сказала, что она видит Великобританию сильным государством. Соединенное Королевство останется в хороших отношениях со странами Евросоюза. Какие-то конкретные моменты пока уточняются. Но общая политика такова, что мы должны сохранить прочные партнерские отношения со всеми странами.

– Летом 2016 года многие эксперты выражали тревогу, что Брексит окажет влияние на политику ЕС в отношении стран Восточного партнерства. Оправдались ли данные опасения?

– Если честно, мне не известно ни о каких серьезных разговорах о последствиях Брексит для стран Восточного партнерства. Мы больше фокусируемся на самом Брексите. И я не думаю, что будут какие-то серьезные последствия. Мне кажется, нагнетают обстановку сами страны Восточного партнерства.

ЕС и ЕЭС: сотрудничество – на техническое уровне 

– Как вы видите текущие политические и экономические отношения между Россией и ЕС, Евразийским союзом и ЕС?

– Отношения между Россией и ЕС сложные ввиду незаконной аннексии Крыма. Поэтому и были введены санкции. Также большие опасения вызывают действия России в Сирии. Но там, где наши интересы совпадают, например, борьба с терроризмом, мы сотрудничаем. В экономических отношениях также есть сложности, но в некоторых сферах интересы пересекаются. Например, основной торговый партнер России – Китай: товарооборот – 12%. Но товарооборот с ЕС – 41%. Да, может быть, ни одна европейская страна не занимает такую долю, как Китай, но в целом доля ЕС в товарообороте также очень высока.

Что касается торговых отношений между Россией и Великобританией: наши товары народного потребления широко востребованы в Российской Федерации. Также можно вспомнить такие бренды как: Bentley, British Petroleum, Shell, представленные в России. Наши страны сотрудничают в банковском секторе, в области культуры и образования. Например, прошлый год в России был годом английского языка и литературы в России, прошло много мероприятий. Так что не все так плохо. 

Что касается Евразийского союза: это совсем молодое образование, действующее с 1 января 2015 года, в то время, как ЕС больше 60 лет. Так что на данный момент сотрудничество осуществляется, скорее, на техническом уровне. Ведутся регулярные дискуссии, как построить это сотрудничество, налаживаются связи. 

Беларусь и Европа: самый большой шаг вперед – вступление в ВТО

– Как вы оцениваете эффективность Восточного партнерства в гармонизации отношений между Беларусью и ЕС?

– Самым большим шагом вперед станет вступление Беларуси в ВТО. Ваша страна – единственная в ЕЭС, которая до сих пор не вступила в ВТО. Хотя, насколько я помню, уже 25 лет у Беларуси есть такое желание. Когда это, наконец, случится, произойдут серьезные изменения.  

– Периодически раздаются разговоры, что Беларусь может решиться на свой Брексит и выйти из Таможенного союза с Россией. Как это может повлиять на интерес к Беларуси со стороны европейских компаний?

– Я не вижу прямой связи между членством в Таможенном союзе и развитием торговых отношений между Беларусью и ЕС. Гораздо большее значение имеет членство в ВТО. Неважно, будет ли Беларусь членом Таможенного союза или нет. Более или менее интересным торговым партнером от этого она не становится.

Отсутствие границ внутри Таможенного союза не имеет большого значения, ведь все равно есть границы с ЕС.

Споры, которые возникают внутри ТС – ограничения на ввоз мяса, сыра и проч. – это тоже, скорее, отношения между Беларусью и Россией, которые строятся не на режиме свободной торговли, а на преференциях, которые получает Беларусь от России, например, в отношении нефти и газа. Россия также имеет свои рычаги воздействия. А режима свободной торговли, по-прежнему нет. Правила не прописаны. Нельзя сказать, что условия неравны, но и нельзя сказать, что они равны.

Как Россия повышает свою инвестиционную привлекательность 

– Как вы можете оценить меры, которые предпринимает российское правительство для привлечения иностранных инвесторов?

– Россия добилась больших результатов в деле привлечения инвесторов. Например, страна поднялась до 40-го места в рейтинге Всемирного банка Doing Business. Из других важных мер, предпринятых государством, я выделил бы существующую систему рейтингов для регионов. Это – что-то вроде соревнования: например, Татарстан соревнуется с Калугой. (К слову, эти два региона традиционно занимают самые высокие места в региональном рейтинге, иногда они лишь меняются местами. В прошлом году в Калуге был открыт фармацевтический завод. Инвестиции составили 200 млн. долларов.) Другие регионы, привлекательные для инвесторов: Свердловск, Башкортостан, Краснодар, Воронеж, Ростов-на-Дону. Значительно улучшили свою инвестиционную привлекательность регионы вокруг Сибири. Но не сама Сибирь: из-за расстояния.

Подобные региональные рейтинги способствуют повышению инвестиционного климата, улучшению условий для инвестиций, сокращению бюрократических препон, созданию более стабильной среды для ведения бизнеса. Но главное  – руководство самих регионов. Региональные лидеры имеют большие полномочия. То есть в вашем случае, учитывая территориальное деление страны, инициативу должны проявлять руководители облисполкомов. То, как они себя поведут, их лидерские качества и полномочия осуществлять эту деятельность, имеют большое значение.

– Как повлияли санкции ЕС на инвестиционный имидж России и товарооборот с другими странами?

– Санкции повлияли, в первую очередь, на отток российского капитала и приток иностранного.  А после введения санкций прямые иностранные инвестиции упали практически до нуля. Российский капитал, который был в оффшорах, устремился обратно, и теперь этот неттированный уровень приближается к нулю. Санкции сильно повлияли на уровень инвестиций. 

Идеи изменений для Беларуси: региональные рейтинги и развитие рынка капитала 

Что вы посоветуете руководству нашей страны, чтобы повысить товарооборот между Беларусью и Великобританией?

– В первую очередь, сократить бюрократию и снизить налоговую нагрузку. В России, например, налоги сами по себе низкие. И это – один из факторов, почему инвестор туда приходит. Другие факторы: борьба с коррупцией, повышение прозрачности сделок, снижение взяточничества, борьба с «откатами». Это все работает в России на региональном уровне. В частности, в Татарстане и Калуге местные власти заметно преуспели в вопросе противодействия коррупции. Хотя федеральных актов не было. Россия – огромная страна и на федеральном уровне сложно обеспечить контроль. Поэтому приходится действовать снизу – на уровне регионов.

Помимо внедрения рейтингов на региональном уровне, в России еще хорошо сработало развитие рынка капитала. А у вас его нет. Инвесторы не могут принять независимое решение о покупке акций того или иного предприятия, поскольку такого рынка в принципе нет. 

Сегодня в Imaguru я выступал перед студентами. Во время дискуссии мы много говорили о приватизации. Она могла бы стать хорошим шагом вперед. Когда-то у нас был подобный опыт: госпредприятия были приватизированы в течение 5–6 лет. Но в Беларуси как вы это сделаете, если у вас нет даже правовой основы для свободной продажи акций предприятий? Поэтому тут трудно что-то рекомендовать. 

– Каковы наиболее перспективные ниши для британского бизнеса в Беларуси?

– Традиционно – это хайтек, IT, финтех. Несколько лет назад я уже был в здесь и мои впечатления практически не изменились. В вашей стране есть специалисты высокого уровня, готовые работать за более низкую оплату, нежели в Европе. Это делает Беларусь конкурентной страной в плане экспорта услуг. Туризм, производство, нефтепродукты, другие отрасли, в которых можно заработать. Но хайтек и финтех – приоритетные направления для бизнеса. А еще производство «зеленой энергии». 

Но помимо всего этого Беларуси нужны структурные изменения. Надо создать эффективный рынок капитала. Например, в ЕС и других странах Европы есть рынок капитала, который позволяет покрыть торговый дефицит, если он есть, чтобы можно было получить заемные средства, купить акции и проч. Всего этого в Беларуси нет. На проблему создания рынка заемного капитал надо смотреть глобально. 

Инвестиционный климат и суды над бизнесменами

– Как на инвестиционный климат и имидж влияют задержания и суды над бизнесменами?

– Конечно, плохо. Только представьте: иностранный инвестор, размышляющий об инвестициях в Беларусь, видит сообщение о задержаниях своих коллег… Разумеется, его решение будет – нет, потому что он не хочет быть арестован. Поймите правильно: если человек совершил правонарушение, он должен быть наказан. Но проблема в том, что большинство людей считает, что наказание было назначено не в результате справедливого суда. И это создает общее мнение. 

– С другой стороны, об этом тоже не так часто пишут. 7 лет назад, когда в стране были очень тяжелые события, публикаций в международных СМИ было много меньше, чем нам самим того хотелось бы…

– Внутри страны всегда больше информации, чем за её пределами – это справедливо для любого государства. Поэтому есть такие мероприятия как инвестиционные форумы. Они позволяют инвесторам собраться вместе, обменяться мнениями, узнать страну. Часто на уровне личных встреч и контактов происходит обмен информацией, и принимается обоснованное решение. Красноречивый пример – инвестиционные форумы в Сочи и в Санкт-Петербурге. Если бы у вас проводилось больше мероприятий подобного рода, это способствовало бы привлечению инвесторов. Минск – красивый город. Почему бы сюда не приехать? 

С другой стороны, основной фактор, который влияет на решение инвестора – уровень затрат. Инвестор готов вложить средства в чужую страну лишь в том случае, если там дешевле реализовать проект. А еще он хочет четко понимать обстановку и условия, которые получит взамен. Да, Нигерия – более дешевая страна, но не всякий захочет инвестировать в Нигерию, потому что неясно, что из этого выйдет. Возврат инвестиций – не решающий фактор. Главное – это затраты и четкое понимание условий ведения бизнеса.

– Сейчас много говорят об инвестиционном климате и имидже. Что для инвестора важнее? 

– Это – одно и то же понятие, единственная разница – в маркетинге! Инвестиционный имидж – отшлифованная версия инвестиционного климата. И основное значение имеет климат. Поскольку ни один инвестор не станет вкладываться в страну, получив красивый буклет, как здесь все здорово. Прежде он должен увидеть, каков инвестиционный климат в действительности. 

Фото: Глеб Канаш






Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю