USDКурс вырос 1.9458
EURКурс вырос 2.2665
Наталья Федотова | 16 марта 2017

«Петиция – только первый шаг. Потом начинается настоящая работа». Как работает Change.org? Рассказывает Дмитрий Савелов

«Драйвер большинства успешных кампаний – личная история, когда у проблемы есть определенное «лицо». Люди понимают, что это не какая-то абстрактная проблема, у истории есть герои. Будь то проблема здравоохранения или прав человека, одни живые люди рассказывают другим свою частную историю и становятся лицом необходимых перемен», – считает Дмитрий Савелов, директор Change.org по Восточной Европе и Центральной Азии. В интервью Bel.Biz он рассказал, можно ли при помощи петиции поменять жизнь к лучшему. 

– Дмитрий, сколько пользователей Change.org в Беларуси? Как быстро растет эта  аудитория?

– Сегодня – около 500 тыс. человек. Учитывая, что в Беларуси у нас нет ни координаторов, ни команды, 500 тысяч – крупное сообщество. Конечно, этот результат несравним с Россией, где у нас 13,2 млн активных пользователей. Когда я почти 5 лет назад запускал проект Сhange.org в русскоязычном пространстве, долгое время работал один. Ресурсов не хватало, координировать работу сразу на несколько стран  было сложно. Сейчас у нас аж два человека. Работа с Россией занимает большую часть времени, потому что здесь больше активных пользователей. При этом по возможности мы стараемся поддерживать пользователей из Украины, Беларуси и Центральной Азии. Мы добились очень многого. 

– Change.org – своего рода индикатор того, что в данный момент волнует людей. Можете привести статистику самых эффективных кампаний в Беларуси?

– Я сам из Минска, поэтому, когда начинал, проблемы авторов петиций из Беларуси мне были ближе и понятнее. Помните, несколько лет назад Сhange.org присутствовал в Беларуси очень активно? Тогда еще Любовь Ковалева начала кампанию против смертной казни. Почему она пришла к нам? Потому что мы, как открытая, нейтральная платформа, позволили ей рассказать свою историю, свою версию событий. Мы уделяем больше внимания России потому, что российские пользователи дают больше контента. При этом российская аудитория растет очень быстро за счет примеров успешных кампаний.

Сегодня в России по статистике – одна победа в день. Мне кажется, это основной мотиватор для людей – видеть, что система работает. 

В Беларуси тоже есть примеры эффективных кампаний. Очень активны экологические организации. В 2012 году была громкая кампания в защиту беларусских болот, которую поддержало Минприроды. Эта кампания победила. Недавняя кампания против производства колбасы и тушенки из мяса бобров собрала почти 130 тыс. подписей. Сейчас группа организаций «Ахова птушак Бацькаўшчыны», «Багна», товарищество «Зеленая сеть» развернули кампанию против использования капканов. Надеемся, она тоже будет успешной. 

Петиция против декрета о тунеядстве собрала более 60 тыс. подписей и стала одной из самых резонансных. Инициатива по сбору подписей против застройки в Куропатах тоже привела к результатам.

Достучаться до власти 

– Есть ли верифицированные адресаты от беларусских госорганов и крупных компаний? Насколько они открыты для взаимодействия? 

– Первые годы работы во всех 196 странах показали, что даже без участия верифицированных адресатов, кампании могут быть успешными. Но, конечно, это огромный бонус и для авторов, и для организаций, принимающих решения. Сейчас на Сhange.org в России регистрируются крупные организации и представители власти, которые хотят напрямую общаться с подписантами и авторами петиций. Раньше эту связь с ведомствами устанавливали сами авторы. И в России, и в Беларуси большинство организаций-адресатов отвечает на запрос петиции не через наш сайт, а через СМИ либо авторам. Мы агитируем авторов петиций напрямую вести диалог с адресатами, потому что без этого изменения и перемены не будут возможны. Особенно устойчивые перемены, когда речь не об однократных акциях, а о системных изменениях. 

– Как я понимаю, основная движущая сила кампаний – люди, заинтересованные в решении какой-то личной проблемы? 

– Как правило, да. И здесь два интересных момента. Во-первых, драйвер большинства успешных кампаний – личная история, когда у проблемы есть определенное «лицо». Люди понимают, что это не какая-то абстрактная проблема, у истории есть герои. Будь то проблема здравоохранения или прав человека, одни живые люди рассказывают другим свою частную историю, переживают и становятся лицом необходимых перемен. 

С другой стороны, люди не просто хотят подписать петицию, для победы они готовы сделать что-то еще. В конце прошлого года мы проводили исследование в России и выяснили, что 81% наших пользователей хотели бы еще как-то поддерживать петиции. Это очень важный индикатор силы петиций.

Когда за каждой подписью – реальный человек, появляется возможность организовать небезразличных людей.

Важная задача Сhange.org – сделать подачу петиций максимально простой, чтобы любой человек мог рассказать свою историю. При этом мы всегда уточняем: петиция – только первый шаг, а потом начинается настоящая работа. Собирая подписи, вы организуете вокруг себя временное сообщество, которому небезразлична какая-то проблема. От авторов петиций зависит, как они используют этот ресурс, как будут коммуницировать со своими сторонниками. Это всегда – время, деньги, знания, контакты. 

Я часто привожу в пример Ольгу Рыбковскую, которая не только решила проблему посещения больных в реанимации, но также создала по всей России группы волонтеров – психологов, юристов, журналистов, чтобы помогать тем, кого не пускали к родным в реанимацию. Никакого финансового ресурса не было – только люди, подписавшие петицию и готовые помогать. 

Социальный бизнес

– Но энтузиазм и личный интерес – исчерпаемый ресурс. Любая деятельность нуждается в финансовой поддержке. Какие источники дохода у вас?

– Наша бизнес-модель не классическая. Мы хотим, чтобы Сhange.org навсегда осталась бесплатным ресурсом для проведения гражданских кампаний. Недавно в России в тестовом режиме запустили Клуб друзей Сhange.org для тех, кто небольшими взносами – от 5 долларов в месяц, поддерживает работу платформы. Мы – социальный бизнес. Все наши доходы идут на развитие социальной миссии. Наша цель – предоставить  новые инструменты, чтобы люди вокруг могли изменить жизнь к лучшему. Клуб друзей помогает нам привлечь средства, например, чтобы расширить русскоязычный персонал. Благодаря Клубу в этом месяце мы запустим гид для авторов и пользователей, где собраны подсказки авторов успешных кампаний. Давно хотели это сделать, но не было возможности.

С сентября прошлого года появился дополнительный сервис – продвигаемые петиции. Эта новая опция для тех, кто сделал максимум, собирая подписи среди своей сети контактов, и больше контактов нет. В такой ситуации можно перечислить небольшую сумму на страничку с петицией, система покажет её другим пользователям, которым интересны схожие темы. То есть круг заинтересованных людей станет шире. 

Запустить трансформации 

– Насколько высок «градус активной жизненной позиции» в русскоязычном пространстве Сhange.org? Люди верят, что они могут что-то изменить? 

– Сложно обобщать, потому что наша аудитория – люди очень разного статуса, финансового положения, религиозной принадлежности, политических взглядов. И я очень горжусь этим. Мы, наверное, одна из немногих международных организаций в русскоязычном пространстве, которым это удалось. Мы работаем на 18 языках, почти в каждой стране мира, и везде наша платформа объединяет самых разных людей. Мы – нейтральный, скорее технический инструмент. Например, в России 72% наших пользователей – люди с высшим образованием.

Думаю, это проблема всего постсоветского менталитета: мы ожидаем, что кто-то за нас все решит. Да, есть жесткое убеждение, что ничего не изменить. Но люди, которые работают с Change.org, эффективны. Почему? Они разбивают большие системные проблемы на конкретные истории, которые легче изменить. Иногда нас критикуют, говорят, что наши петиции решают небольшие, конкретные ситуации. Например, мы отстояли больницу или детский дом, а система осталась прежней. Но победа по защите одной больницы рождает еще 10–15 таких кампаний. Так было с ситуацией вокруг 31-й онкологической больницы в Санкт-Петербурге. Петиция собрала более 100 тыс. подписей – на тот момент это был лучший результат для русскоязычного пространства Сhange.org. Сегодня эти 100 тыс. превратились в трехмиллионное активное движение людей, которые отстаивают вопросы здравоохранения. 

Разбивая на небольшие, частные истории, можно решать крупные проблемы, менять отношение и даже ментальность. У людей появляется ощущение, что они способны что-то менять.  Потом это вырастает в системные перемены. Но, конечно, путь к ним долгий. Сначала нужно учиться работать вместе с единомышленниками, с представителями НКО, с экспертами, журналистами. Мне кажется, для Беларуси это тоже очень актуально.

Примеры побед Сhange.org в Беларуси (56 побед с 2012 года):

Петиция за возвращение белорусскоязычной версии сайта МТС - http://bit.ly/2niuqhb

Петиция об отключении рекламного блока с каталогом tut.by на странице cityinfo.by - http://bit.ly/2m2VrEd

Петиция о поставке лицензионных товаров Nintendo - http://bit.ly/2mESgXb

Петиция о разрешении Wi-fi в общественном транспорте - http://bit.ly/26VZIg3

Петиция о повышении скорости BelFly - http://bit.ly/2mEQbdI

Статистика по активным кампаниям Сhange.org в Беларуси:

Декрет о тунеядстве - 61 тыс. человек

Тушенка из бобров - 125 тыс. человек

Фото – из личного архива собеседника. 

Читайте также: 

Вадим Прокопьев: «Нам недостает доверия и гражданской активности»

Виталий Денисенков: «В нашем обществе люди хотят расти и казаться безупречными»

«Главный фактор создания по-настоящему креативных проектов – низкая арендная стоимость»: ключевые мысли героев Biz.умства






Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю