USDКурс снизился 1.9303
EURКурс вырос 2.2749
Юлия Нехай | 24 марта 2017

«В странах экс-СССР я часто слышу фразу: «Можете сказать, если это не секрет?»: посол Финляндии о доверии общества государству и коррупции

На протяжении ряда лет Финляндия входит в тройку наименее коррумпированных стран. И это несмотря на то, что довольно долго эта страна была одной из самых бедных в Европе, а независимость финны получили лишь 100 лет назад. На встрече, организованной Школой молодых менеджеров публичного администрирования Sympa, Кристен Михельссон, посол Финляндии в Беларуси и Литве, поделился своим мнением о причинах коррупции и недоверия общества государству. 

О «двух» Швециях

Долгие годы Финляндия была одной из самых бедных европейских стран. В этом году она празднует 100 лет со Дня независимости. Напомню: после окончания наполеоновских войн Швеция потеряла контроль над Финляндией и страна стала частью России. При этом она имела статус великого княжества. У финнов было свое законодательство, правительство, почта, таможня. То есть система власти и управления была одинаковой на западной и восточной частях Балтийского моря. В Финляндии она была такой же, как и в Швеции.

Один историк даже сказал, что после 1809 года вместо одной Швеции появилось две. Это, к слову, одна из причин, почему Финляндия считается северной страной. У нас такая же система власти, ценностей, как у остальных северных стран – Норвегии, Швеции, Исландии и др. Свобода печати была утверждена в Финляндии и Швеции одновременно – в конце XVIII столетия. Есть мнение, что все страны Северной Европы наименее коррумпированы еще и потому, что придерживались лютеранской веры. 

О коррупции и доверии общества 

Но я не думаю, что причина – только в религии. В отчете Transparency International за 2016 год Финляндия – третья наименее коррумпированная страна в мире. Впереди нас – Дания и Новая Зеландия. Позади – Швеция, Швейцария, Норвегия… 

Transparency International, Мировой банк и другие организации понимают под коррупцией злоупотребление доверенной властью ради личной выгоды. То есть коррупция относится ко всем людям, которые обладают какой-то властью. Частично это – вопрос морали отдельного человека. 

Также это может быть системной проблемой. В наименее коррумпированных странах эту систему можно определить так: независимый суд, парламент, на которые не влияет политическая власть, свободная пресса. Если эти факторы есть, вы можете доверять судебной системе, полиции. Если вы доверяете тем, у кого больше власти, то готовы передать им власть, деньги и даже платить высокие налоги. Не секрет, что в странах, которые наименее коррумпированы, люди платят более высокие налоги. 

Так постепенно формируется система доверия к государству. Если чиновник обязан делать определенную работу, вы не должны давать ему взятку, чтобы он выполнил свои обязанности. 

Это доверие призваны охранять и сохранять независимый суд и независимая пресса.

Как простому человеку понять, что он может доверять власти? Прежде всего, у прессы должна быть возможность обратиться к власти и задать вопросы, которые волнуют простого человека. Второй момент – если у вас спор с властями, правительством, с какой-то компанией или соседом, вы должны обратиться в суд, который разрешит этот вопрос на основании законов, принятых парламентом, который, в свою очередь, вы избрали. Разделение властей – один из инструментов, чтобы достичь доверия в обществе. 

Об информации, которая не секрет  

Во всех странах, которые возглавляют список наименее коррумпированных, можно обратиться в независимый суд. Вся информация доступна. Вы сами можете запрашивать у властей любую информацию (этим, кстати, отличаются страны Северной и Южной Европы). И вам её предоставят, за исключением случаев, когда было заранее решено, что её нельзя сделать публичной. 

В странах бывшего СССР я часто слышал такую фразу: «Можете сказать, если это не секрет?» Так вот в странах Северной Европы любая информация по умолчанию – не секрет. Секрет – только то, по чему предварительно было вынесено особое заключение. Опять-таки это связано с отсутствием коррупции и доверием к государству. 

О том, как меняется восприятие коррупции

Отсутствие коррупции – не абсолют. Она всегда существовала в любой стране. В странах Северной Европы – тоже. 30 лет назад определенные вещи на уровне местного управления считались нормальными. А сейчас – нет, общественность их не одобряет. Например, когда госслужащие за счет строительной компании едут на курорт. 30 лет назад это было приемлемо. А сейчас – нет. Нетерпимость общества к коррупции повышается.

О законах, которые противоречат друг другу

Проблема законов, которые противоречат друг другу, чаще встречается в странах бывшего СССР. Ведь номинально в Советском Союзе были законодательные собрания, парламент, которые могли принимать законы, но на практике все это было ненастоящим. Так что эта проблема – противоречие одного закона другому – проистекает из малого опыта независимости и законотворческой деятельности. 

В странах, у которых верховенство закона существует долгие годы, законы проходят долгую процедуру обсуждения в парламенте на предмет непротиворечивости. 

Хотя в этом году Финляндия отмечает 100 лет независимости, её система законотворчества работает около 200 лет. То есть все эти принципы – открытость, независимость – применяются долгое время. 

О том, как бизнес меняет власть 

Сейчас на Западе, в частности, в странах Северной Европы, широко обсуждается вопрос, что некие нормы и правила начинает диктовать бизнес. Это глобальная тенденция. Уже государству приходится соответствовать ожиданиям бизнеса, а не наоборот. 

О продолжительности тюремных сроков

Вообще юристы уже давно об этом спорят: насколько тюремное заключение может отвратить от совершения преступления. И это касается любых преступлений, не только коррупционных. Потенциально – может, но не со 100-процентной вероятностью. Страны Северной Европы не потому занимают верхние строчки списка, что там дают большие сроки.

Наоборот: продолжительность тюремного заключения там гораздо ниже, чем в остальных европейских странах за аналогичные преступления. То есть надо искать другие пути решения проблемы коррупции. 

Об институте независимого суда 

Возможен ли в принципе институт независимого суда в рамках президентской республики? Of course! Но вообще это – вопрос разделения власти между отдельными ветвями: правительством, парламентом, судебной системой… Если принцип соблюдается, президент не может указывать судебной системе. Они независимы друг от друга. Он может инициировать изменения законодательства, равно как и парламент, и правительство. Суд же обязан придерживаться существующего закона. Не будущего. 

О «традициях» коррупции и способах её искоренить 

С коррупцией можно бороться на уровне экономических решений. Во-первых, платить достаточную зарплату тем, кто оказывает услуги обществу – чиновникам, работникам здравоохранения, полиции. Прекрасный пример – Грузия. До избрания Михаила Саакашвили президентом, там, как и в других странах бывшего СССР, можно было, например, минимизировать последствия нарушения ПДД, дав взятку. Саакашвили уволил всех полицейских, потом взял половину из тех, кого уволил, и увеличил им зарплату. Вообще госслужащие – или общественные служащие, если по-английски – по определению работают не для заработка денег, а ради общества. Они должны зарабатывать достаточно, чтобы у них не было искушения заработать на стороне. 

Но есть и второй аспект и он более трудоемкий. Если в стране уже сложилась культура, которая предполагает, что обходить закон и давать взятки – это нормально, для изменений в обществе необходимо менять культуру, образование и приложить огромные усилия в распространении информации. В какой-то степени это – библейский вопрос.

Фото: SYMPA, Александр Литвин 






Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю