USDКурс вырос 1.8763
EURКурс вырос 2.0459
Юлия Нехай | 23 января 2017

Социальные лубриканты, инъекции театра и беларусы-гигантоманы: откровенное интервью с Александром Василевичем и Надей Зеленковой

«Если не деньги, то что делает нас по-настоящему счастливыми? По данным исследования, один из факторов – активная социальная жизнь. Люди, которые делают то, что им нравится, вместе с теми, кто им нравятся, счастливее других», – считает Ричард Флорида, автор книги «Кто твой город? Креативная экономика и выбор места жительства», которую мы обсудим в рамках новой встречи проекта Biz.умство. А как в Минске? Как часто его жители делают то, что им нравится, и чувствуют себя счастливыми? Об этом размышляют герои встречи Biz.умство – Надя Зеленкова, директор интерактивного агентства Red Graphic, и Александр Василевич, партнер рекламного агентства Vondel/Hepta, семейная пара с нестандартным творческим мышлением, которые имеют непосредственное отношение к самым креативным проектам в этом городе: Галерее Ў, Ў-бару, сайту Куку.

Попасть на Biz.умство

Эта книга – хороший циничный взгляд на современный мир 

Александр: сейчас многие думают об эмиграции. Книга Ричарда Флориды – хороший циничный взгляд на современный мир. Она о том, что постепенно нормальная жизнь останется только в небольшом количестве мегаполисов, где будут максимальные шансы для самореализации. Вектор смещается в очень ограниченное количество мест. Относится ли Минск к их числу? Нет. Минску давно пора перестать жить в 60-70-ых гг. прошлого века. Но это больше касается государства, ведь управление городом не находится в руках его жителей. 

Что касается людей, то им надо сделать осознанный выбор, где жить и зачем. Я здесь задержался потому, что у меня странное ощущение этого города и страны. Не хочется переходить на пафос, поэтому давайте я назову себя националистом и этого будет достаточно. 

Вообще, если вы живете в Беларуси, мысли об эмиграции естественны. Если они не посещают, с вами что-то не так. Государство очень олдскульно: у нас до сих пор есть трудовое законодательство 50-70-х годов… Это все настолько далеко от современного мира, что стыдно. И все хорошее, что происходит в городе в плане общественной, культурной жизни – практически ничто не связано с государством.

О центре города и почему появилась Зыбицкая

Александр: Но точка пересечения есть. Государство довело страну до кризиса, цены упали и все стало развиваться. При аренде 40-50 евро за кв. метр никакой Зыбицкой не было бы. А сейчас открываются модные барчики, галереи, фэшн-маркеты. Спасибо кризису! Хотя все это можно было бы сделать и по-другому: либерализовать строительную отрасль, создать настоящий рынок, не загонять Минск в районы-кварталы. 

Надя: Сейчас в городе есть центр. Если раньше за культурными событиями приходилось ездить в разные куски Минска, то сейчас многое сконцентрировано в центре, появились пешеходные маршруты. По сути, все это – почти Вильнюс, где основная активность в Старом городе. Понятно, что как только становится много всего – и туристотно, и не очень лампово – часть людей уходит. Это нормально. Люди не могут ходить строем и интересоваться одним и тем же.

В то же время нам свойственно хотеть, чтобы сразу все было круто и невероятно, как в Лондоне, Милане, Берлине. Мы не понимаем, что Минск – другой, и люди здесь другие. Мы не умеем здороваться, улыбаться, социальные лубриканты, как недавно написала Агния Лойко, директор kyky.org в фейсбуке, у нас отсутствуют. Мы банально не умеем разговаривать друг с другом!

Часто не даем обратной связи и энергии людям, убиваем то хорошее, что происходит. Ведь здесь ничего не происходит просто потому, что должно произойти. Оно случается лишь потому, что кто-то решился потратить свою жизнь, чтобы, зайдя в кафе, вы заказали вино, которое прежде нельзя было заказать. Или увидели картину, которую прежде нельзя было увидеть.

Беларусы злые. Классно, что требовательные, но ожидать, что вдруг на пустом болоте появятся дворцы, невозможно. 

Еще мы страдаем гигантоманией: не один ресторан, а пять. Не два агентства, а восемь. И те, у кого восемь агентств, круче, чем тот, у кого одно. В критериях успеха ориентируемся на очень большие масштабы. Но часто эти масштабы сталкиваются с рынком, которого нет. Огромный пафосный клуб невозможен здесь, потому что у нас нет столько красивых и модных людей, готовых платить нереальные деньги за 125 мл. вина. 

За границей есть множество мест, где владелец с утра до ночи сидит на работе, так как понимает: этот маленький бар, книжный магазин и есть его жизнь. Минск же не позволяет людям, которые хотят жить в своем кусочке мира, чувствовать себя комфортно. Он ориентирован на быстрое развитие: сетевые кофейни, магазины… Но людей, готовых быть хозяевами, больше не становится. 

На беларусов сильно давят соцсети и истории успехов

Александр: Все обсуждают успех Стива Джобса, за сколько продался MSQRD… А скольких людей инвесторы ненавидят, потому что они потратили впустую огромные деньги? Но никто в своем фейсбуке этого не пишет. Владельцы ресторанов не говорят об убытках. И вот представьте: сидит человек, у него проблемы с бизнесом, но он видит этот бесконечный позитив. «Фак! У всех все хорошо, один я – лузер. Надо все бросить. Не нужен мне этот бар, пойду в стартаперы!». Люди начинают концентрироваться не на том, что им на самом деле приносит удовольствие, а начинают искать бесконечный успех, чтобы по сравнению с соседом выглядеть не хуже. А потом в каком-то ночном разговоре кто-то, неплохо разбирающийся в теме, упоминает, что, оказывается, чуть ли не 90% ресторанов Минска убыточны, и не так там все хорошо.

Еще есть романтики. Мне рассказывали про ребят, которые хотели открыть кофейню и платили по 60-65 евро за кв.м. Очевидно ведь, что это безумие! Но они очень хотели. И это проблема, когда люди чего-то очень хотят, не просчитают все до конца, а потом попадают на деньги. С другой стороны, это хорошо: что-то появляется, что-то – умирает, мы становимся опытнее. Главное, чтобы бесконечная пропаганда успеха не давила. Беларусы замороченные. В Штатах спокойно относятся к банкротствам Трампа, а мы считаем, что это – фэйл, жизнь закончена.

Кто твой город? 

Александр: Я не определился, кто мой город, люблю разнообразие. 

Надя: Есть факт: мы живем в Минске, городе-герое. Он может быть включен в логистику разных мега-городов, условно относиться к Москве или Вильнюсу с его аэропортом «Минск-3». 

Александр: Нам нравится приезжать туда, сидеть в квартирке, палить камин и смотреть на цветущие каштаны за окном. В Вильне  можно отдохнуть, а если стало скучно, улететь дальше. Людей вообще спасает появление бюджетных авиалиний. Сделал пару инъекций театра, сучаснага мастацтва и все, можно опять к болотам. Для сохранения душевного здоровья я бы советовал выезжать из Минска раз в квартал. Не реже. Причем выезжать не в Москву или Вильню, а в какой-нибудь неплохой сочный трип. Тогда душевное здоровье можно сохранить. 

Надя: По-своему Минск прекрасен. Постепенно он становится вполне европейским городом: можно ходить на лекции, слушать живую музыку, рыться в платьях на милых барахолках… В то же время многие предпочитают играть в игру «Минск, в котором мне комфортно жить». Я обожаю это.  Вот есть человек, который живет в Милане. Это – мужчина, и он всегда красив: в любую погоду носит короткие брюки, элегантный пиджак с платком в петлице, у него легкий загар... Еще есть люди, которые «живут» в Нью-Йорке, Лондоне, Берлине. Красивые бизнесмены, фрики, модные блогеры стоят на одном уровне необычности в этом городе.

Суть в чем: в принципе, вы сами решаете, каков он, этот город. Если вам нравится традиция бранчей, пожалуйста: каждое воскресенье зовете друзей в гости, скидываетесь на продукты и готовите вкусный бранч. И вот у вас уже все красиво и здорово, как в сериале. Нет ничего, что не дает возможности жить в том городе, в каком вы хотите, пусть и отчасти воображаемом.

Александр: Чтобы приятно жить в Минске, надо активно работать над созданием собственных иллюзий для своего круга общения, собственного мира. Все пытаются делать это по мере способностей. У каждого своя история. У нас – с одной стороны, очень демократичная. С другой – замороченная с мастацтвам, литературой и другими вещами, которые нас интересуют. 

Было жаль, что в Минске нет галереи сучаснага мастацтва

Александр: Когда мы с друзьями запускали Галерею Ў и обсуждали бизнес-модель, сразу решили: если галерея не зарабатывает, то быстро умрет. Был циничный выбор: либо пафос, широта и на полгода, либо надолго, но с меньшим набором амбиций. В итоге галерея зарабатывает себе на жизнь, пусть скромную, но зарабатывает. Чтобы она себя окупала, нужен был бар с алкоголем. Так что знайте: каждый раз, когда вы пьете вино в Ў-баре, вы помогаете сучаснаму беларускаму мастацтву. Брошечки, крама, проведение мероприятий – все это небольшие деньги, но они дают устойчивость.

Видно, что проекты галереи переросли помещение: где-то нужно потолок повыше, площади в 2–3 раза побольше. Давно уже пора искать новое место. 

Надя: Галерея Ў – абсолютно социальный проект. Бизнеса – нормального, хорошего, классного – когда ты получил дивиденды и поехал на Карибы, здесь нет. И по-прежнему все это очень хрупко. Щелк – и ничего нет. Останется только работа, которая была проведена, и сумасшедшие люди, которые это делали. 

Александр: Наши арт-директора – уникальные специалисты, которые приезжают заграницу и ими восхищаются. Они знают, что актуально around the world и что должно быть в галерее. Что имеет отношение к contemporary art, что важно, а что красивенько, но относится к ремеслу и дизайну.

Возможно, для среднестатистического жителя Минска все это не укладывается в рамки: это недофуфленое здание, гаражи и мусорки вокруг. Беларусам свойственно пока воспринимать многое с внешней стороны. А содержание и вовсе мало понятно. Contemporary art – тема сложная. Абсолютному большинству людей, которые заходят на выставки, кажется, что это – фигня. Лучше пойти посмотреть на невесту в художественном музее (имеется ввиду картина «Неравный брак» – прим.авт.).

С другой стороны, как выглядят самые классные галереи и клубы Берлина или Барсы? Там никакой красоты нет. Ночной клуб Bronx против них был дворцом. А про Blondes&Brunettes я вообще молчу. Там себе такое никто не позволяет. Их формат – обветшавший бывший кинотеатр и лайн-ап до пола с перечислением всех звезд, которые выступали. Там люди приходят за контентом. Они могут его оценить, классифицировать, понять, что круто, а что – нет.

Куку 

Александр: С Куку все просто. Был сайт, вполне приятный, для узкой хипстерской публики. Потом мы с партнерами и командой решили сделать из него ресурс для активных самодостаточных людей, которые сносно зарабатывают, придумывают и делают свои проекты, зарабатывают и любят тратить деньги, занимаются сексом, для кого важны темы, связанные с экономикой, но мало интересны политические, поскольку политики в стране нет. А еще: развитие общества, психология, национальный характер… Все это мы и попытались запихнуть в тематику одного проекта. Еще было осознанное желание писать тексты на нормальном языке. Не на том, который существует только на страницах газет и телека, а том, на котором люди говорят на улице. Поэтому на сайте встречался мат. Он оставался бы и далее, если бы не регулирующие органы, ведь люди так говорят, хотите вы того или нет. 

Чем обусловлен мой интерес к СМИ? Раньше я там работал: газеты «Белорусы и рынок», «Свобода», много где. Мне показалось, что для людей, о которых я сказал выше, нет медиа, которое отражает их проблемы и ощущение от жизни. Показалось, что было бы хорошо такую историю создать, и появилась такая возможность. 

О чем эта книга?

Александр: Она – о концентрации. Когда люди, увлеченные, талантливые, собираются вместе, обмениваются идеями, происходит кластеризация и случаются прорывы. Соответственно растет коллективная креативность и экономическое богатство. Если вы хотите во всем этом участвовать, особых вариантов нет: надо туда ехать, хотя бы на время. Потому что так добиться признания проще.

Надя: Также книга предлагает методологию, позволяющую определить город, лучший для вас в плане проживания. Правда, только в Штатах. Например, вы гей-пара такого-то возраста, вводите соответствующие данные, вам дают рекомендацию, где жить. Это все – о самореализации и комфорте от жизни. 

Александр: Сейчас проводится много исследований и экспериментов, направленных на определение уровня комфортности: за каким денежным пределом он не растет. Для Беларуси он не определен, за границей – 75 тыс. долларов для домохозяйства, как выяснил нобелевский лауреат Ангус Дитон. Правда, когда вы начинаете зарабатывать больше, радости больше не становится. Есть потолок. Сначала удовлетворенность от жизни возрастает, потом все – прямая линия. И не важно: миллион вы заработали или три. Но понимая такие вещи, люди могут более цинично планировать свою жизнь. Либо они занимаются чем-то классным, что не приносит денег, но они чувствуют себя хорошо и счастливы. Либо ставят другие цели, связанные с деньгами. Книга – почти готовый рецепт.

Для Минска все это тоже актуально. Хотя я не могу назвать конкретную сумму. Думаю, она будет гораздо меньше, чем для других городов. Тот уровень жизни, который здесь есть у многих, заграницей часто стоит дороже.

Надя: Возвращаясь к книге: необязательно жить все время в одном и том же городе. Но от перемещений во многом зависит то, как сложится ваша жизнь. Так что если у вас есть возможность уехать на работу, учебу, стажировку, надо этим воспользоваться. Не относитесь к этому как: «О боже, она бросила все и уехала из страны!» Пожили два года – вернулись, потом пожили еще в какой-то стране – вернулись. В Минске для многих это малодоступно по банальной причине: плохой английский и страшная боязнь быть собой.

Фото: Глеб Канаш. 






Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю