USDКурс вырос 1.9458
EURКурс вырос 2.2665
Анна Артюшкевич | 07 июля 2016

Когда Беларусь «догонит» Италию? Может ли бизнес вдохнуть новую жизнь в белорусскую деревню?

Китайцы трактуют кризис как время возможностей или обновления. У нас этот тезис сегодня хорошо работает в сфере сельского туризма. Яркий тому пример – Воложинский район, объявленный территорией креативной экономики. Инициатива, как одна из лучших, вошла в проект «Содействие развитию на местном уровне в Республике Беларусь», который финансирует ЕС и реализует ПРООН. А агротуризм признали фактором, способным изменить облик наших регионов.

Потенциал для этого у отрасли есть: по итогам голосования за лучшие туристические направления 2015 года National Geographic Traveler Awards 2015 в номинации «Агротуризм» журнал National Geographic отвел нашей стране второе место после Италии. О том, какие перспективы есть у нашей страны, Bel.biz узнал у Валерии Клицуновой, кандидата сельскохозяйственных наук, доцента кафедры международного туризма БГУ, обладательницы диплома Британского Королевского института маркетинга.

Сфера креативной экономики

Беларусь была последней европейской страной, которая начала развивать сельский туризм. Конечно же, это надо было делать стремительно, чтобы достичь серьезных успехов. Мы изучили опыт других стран, разработали собственную стратегию, и в ноябре 2002 года энтузиасты и профессионалы создали сначала Общественное объединение «Агро- и экотуризм», а затем «Отдых в деревне», куда сейчас входит уже 800 человек. Это, в основном, сельские жители разных возрастов и профессий, которые начинают свое дело, чтобы обеспечить своим семьям достойное существование, а заодно – вдохнуть новую жизнь в белорусскую деревню.

Европейский агротуризм зародился в 70-х, беларусский – 14 лет назад. На что Беларуси делать ставку, чтобы достойно конкурировать с европейцами?

У меня за спиной были Дудутки, которые создал мой муж Евгений Будинас. Проработала достаточно долго директором экскурсионных программ и поэтому уверяю: природа и люди – наш главный капитал! Я не раз приводила пример, как растрогали посетивших Витебщину поляков деревенские бабушки старинными песнями и чудесной национальной кухней!

И, конечно же, идеи, которые являются основой креативной экономики. Такая экономика не требует больших материальных затрат, но талант, интеллект и знания людей создают уникальный продукт, который пользуется спросом. В США, в штате Вирджиния видела, как популярны «тропы искусств», где демонстрируют свое мастерство художники, музыканты, ремесленники, объединенные общим маркетингом.

Белорусское радушие и гостеприимство, десятки тысяч озер и рек, национальные парки и леса – вот залог нашего успеха!

Западные фермеры давно поняли: стремление горожан отдохнуть в деревне – не блажь, не чудачество, а естественная потребность сменить хоть на время сумасшедший ритм жизни, с его вечным шумом, фастфудами и асфальтом на покой, тишину, запах свежей травы и простую, полезную еду. И в 90-х агротуризм превратился для многих сельчан за границей в основной вид заработка, а в 2000-х стал полноценной сферой экономики, принося миллиардные доходы. Все это потребовало немалых затрат и усилий, а главное – оригинальных идей: фермерам пришлось создавать новые производства, инфраструктуру, строить жилье и возрождать старинные, бесперспективные усадьбы.

От пони до байдарок

Почему именно Воложинский район объявлен территорией креативно экономики? Потому что воложинцы отличаются особой активностью и фантазией, и опыт их потом смогут использовать регионы с похожим потенциалом. Они проводят интересные тематические фестивали, «проложили» зеленый маршрут «Валожынскія гасцінцы», открыли несколько экологических музеев и художественных галерей, а каждая усадьба в районе оригинальна и отличается от других. В перспективе – создание Музея напитков и стекольной мастерской, где будет применяться старинная техника обработки стекла. Оригинальные сувениры станут изготавливать мастера-инвалиды, и, таким образом, будет решена проблема их трудоустройства.

Вряд ли найдется турист, который не захочет увезти домой уникальный стеклянный кубок, точь-в-точь похожий на кубок времен Налибокской гуты Радзивиллов!

Еще планируется создать в районе квесты и лабиринты. В общем, воложинцы делают всё, чтобы гости получили максимум впечатлений и удовольствия!

Мы не можем соперничать с Италией, где много памятников и достопримечательностей, где роскошная природа, а в бизнес вкладываются суммы, о которых белорусы не могут и мечтать. Поэтому надо искать свою изюминку, делать наш агротуризм содержательным, разрабатывать интересные программы, заменяя нехватку средств креативом.  

Реализация небольших местных проектов не зависит от масштабных экономических реформ, и в этом – преимущество микроэкономки, особенно во время кризиса. Малый бизнес достаточно гибок, и пытается не только выжить, но и ищет пути развития, стараясь минимально зависеть от государства и глобальных процессов.

Дети местных  предпринимателей получили образование в Польше и вернулись домой, чтобы тоже включиться в семейный бизнес. Думаю, идей у них предостаточно!

Вместе с Белагропромбанком мы каждый год проводим конкурс на звание «Лучшая усадьба года», и в прошлом году ею стала динамично развивающаяся агроусадьба «У Рыся» в Свислочском районе. Ее хозяева – Янина и Ричард Козюки, талантливые, увлеченные люди – создали удивительно красивый объект, где отдыхающие знакомятся с ремеслами, где есть Домик гончара, Домик травника, и даже Домик для приготовления специального блюда банкуха! Там же создана специальная инфраструктура для детей-инвалидов, для которых, в частности, предусмотрены занятия с лошадьми.

Гости сразу же должны почувствовать, что находятся именно в белорусской деревне. В усадьбах «Полесские традиции» и «На Заречной улице» они могут познакомиться с национальными кулинарными традициями. В «Мотольской Венеции», которая недавно открылась, хозяева сделали акцент на полесской кухне, и даже проводят мастер-классы.

Мы понимаем, что специализацию нужно углублять, поскольку это обеспечит дополнительный приток туристов. Если люди могут сделать быстрый и правильный выбор, то получают максимальное удовольствие от отдыха. Тем более, что выбирать есть из чего: любители активного отдыха, как правило, отправляются в усадьбу для байдарочников, приверженцы верховой езды – в агроусадьбу «Кони-пони», а тот, кто хочет насладиться природой и органической едой, едет в Иодишки на Браславщину, где бывший москвич построил красивую усадьбу на берегу реки, и держит большое хозяйство. Или же в «Верес», агроусадьбу недалеко от Зельвы. Это, кстати, первая в нашей стране усадьба, которая одновременно является и фермерским хозяйством.

По принципу специализации работает европейский агротуризм. Но найти свою нишу бизнесу все сложнее, параметры ее определяют не только природа и местные традиции, но и креатив предпринимателей.

Людям уже неинтересно ехать на итальянскую ферму, чтобы поесть там трюфелей, или же в польскую деревню, чтобы полакомиться козьим сыром. В наше время при выборе они все чаще добавляют на чашу весов развлечения. Такие, скажем, как международный ремесленный фестиваль, который устраивают поляки под Люблином, где можно научиться азам кузнечного ремесла и даже выковать себе на счастье подкову. А это уже – креатив, идея, которая приносит деньги. Причем, не только агроусальбы и регионы, но и целые страны стараются найти свою «фишку», чтобы привлечь побольше туристов. И чем глубже специализации, тем быстрей развивается кооперация, начиная с самого низа: агроусадьбы объединяются в кластеры и дополняют друг друга, оказывая совершенно разные услуги.

Кластер – это гроздь

Каждый третий французский фермер, занимаясь сельхозпроизводством, является еще и хозяином агроусадьбы, и этот опыт может оказаться полезным для наших сельчан.

Было бы неплохо, если бы в кластеры с агроусадьбами, входили фермерские хозяйства, которые снабжали бы их продуктами.

На семинарах мы рисуем гроздь винограда, и просим участников заполнить ягоды тем, что может понадобиться туристу. И выясняется, что это и еда, и сувениры, и байдарки, и экскурсии, и рыбалка, и лошади, и так до бесконечности! Один человек не может все обеспечить, поэтому вынужден обращаться к соседям, и договариваться, как на одном туристе заработать всем вместе. Так что в кластер входят не только агроусадьбы, –  это большой пласт, покрывающий всю цепочку потребительских ценностей.

Минэкономики переходит к кластерному управлению, и это очень удачный вариант для сферы туризма, который объединяет до 26 отраслей экономики: торговлю, транспорт, коммунальное хозяйство, охрану природы и так далее. Поэтому для координации и управления туризмом на местах кластерный механизм очень подходит. А объединение заинтересованных партнеров может быть, как формальным, так и неформальным, но для начала они должны создать общий турпродукт, а затем уже продвигать его совместными усилиями.

Люди поняли: чтобы туристы задержались у них подольше, надо тесно сотрудничать друг с другом и предлагать интересные совместные программы.

Владелец агроусадьбы может потратить на рекламу 100, ну, максимум, 500 долларов в год, а с такими деньгами на международные рынки не выйдешь. Но если в кластере 20 или 30 участников, то на общие средства уже можно содержать сайт, делать рекламу, посещать выставки, и даже нанять координатора, который будет работать на всех!

В Брестской и Гродненской областях ПРООН осуществляло проект LEED «Местное предпринимательство и экономическое развитие». Проект стоил два миллиона долларов и охватывал 17 пилотных территорий, для которых было создано 17 разных стратегий. Предполагалось, что будут созданы 17 кластеров.

Кое-что действительно появилось. Не могу сказать, что все 17 кластеров заработали, но эффект есть. Очень хорошо развиваются «Муховецка кумора» в Кобринском, и «Мотольский шлях» в Ивановском районах, «Зеленое кольцо» вокруг Гродно и Барановичей...  Главное – привлечь как можно больше туристов в кластер, и тогда со временем денег хватит всем: ведь туристы везут их, чтобы тратить!   

Там, где появляются агроусадьбы, качественно меняется земледелие, возрождаются традиции и ремесла, решаются экологические проблемы, и у села открывается второе дыхание.

Денег хватает не только агротуризму, но и сельской местности, где формируется инфраструктура, развивается малый бизнес, создается производство товаров и услуг, рабочие места.

Именно агротуризм спас умирающие горные деревушки на Кипре: в них провели электричество, превратили дома в гостиницы, и туда хлынул поток туристов. Кто-то устремился в маленькие деревни, где учили печь хлеб и варить сыр, а кто-то предпочитал селения покрупнее, где было весело, и можно было развлечься на  ярмарках и музыкальных фестивалях.

И Кипр не исключение: в Греции, например, за счет туризма неожиданно для всех стал развиваться беднейший регион Эврос: приезжие были в восторге от его природных заповедников, которых, кстати, немало и у нас, в Беларуси. Но для нашей страны агротуризм имеет важное значение еще и потому, что, наряду с логистикой и транспортными перевозками, является серьезным экспортным потенциалом.

Перспективы и подводные камни

Желающие начать сельский бизнес в нынешней кризисной ситуации есть: кто-то вышел на пенсию, кто-то хочет поменять образ жизни, кто-то – начать новую карьеру. И коль человек решил начать бизнес, значит, у него уже есть капитал: чаще всего это деньги от продажи городского жилья.

Самая большая проблема – чиновники, которые выступают против проведения в агроусадьбах дней рождения, свадеб, тимбилдингов, поскольку считают, что это – не сельский туризм! В Латвии и Литве подобные торжества приносят сельскому туризму основной доход, а латгальская свадьба, сыгранная по местным обычаям – вообще зрелище потрясающее! Такие мероприятия возрождают национальные традиции, и поэтому белорусские свадьбы в народном стиле, которые справляются в наших агроусадьбах, надо не запрещать, а приветствовать.

Почему у чиновников такое неприятие свадеб на природе? Многим депутатам не дает покоя тот факт, что с 2006 года доходы сельского туризма увеличились, по их мнению, в 180 тысяч раз. Но, во-первых, эта цифра – обобщающая для всей отрасли, а, во-вторых, надо учитывать, что когда-то у нас было всего 36 усадеб, а сейчас – уже 2 тысячи!

С 2006 года доходы сельского туризма увеличились, по подсчетам чиновников, в 180 тысяч раз!

Свадьбы – это основное, что кормит владельцев агроусадеб, поскольку приехавшая на отдых мама с детьми доход от них не восполнит. Свадьбы, кстати, бывают, нечасто – всего 5–7 за летний период. Запреты на  них могут положить конец бизнесу людей, которые продали квартиры, вложили немалые деньги в дело, перевезли семьи в деревню, полностью изменив свою судьбу!

Мы предложили компромисс: чиновники разрешают любые мероприятия, но вводят повышающие коэффициенты. МНС настаивало на том, что коэффициент должен достигать пяти, Минспорт же предлагал эту цифру удвоить. Но тогда бы сельский туризм просто не выжил! Ведь если хозяин принимает у себя, скажем, 40 человек, то тратит на это огромные деньги, потому что людей надо напоить, накормить, развлечь и обеспечить ночлегом. Но все это невозможно без канализации и инфраструктуры, которая, в свою очередь, требует больших затрат, поскольку ее надо не только поддерживать, но и улучшать. 

Инфраструктуру надо не только поддерживать, но и улучшать.

Агротуризм объединяет несколько направлений: экологическое, кулинарное, геологическое и этнографическое. И владельцы европейских усадеб стараются придумать для гостей увлекательные программы, куда гармонично вписываются и свадьбы с этническими элементами, и обычные современные корпоративы. Под Белостоком в агроусадьбе «Царский тракт», например, отмечают торжества не только жители ближайших городов, но даже варшавяне, и это ни у кого не вызывает вопросов

Пока непонятно по какому принципу предполагается устанавливать повышающие коэффициенты: то ли по обороту средств, то ли по количеству комнат… Это настолько непроработанный вопрос, что его нельзя решать с кондачка. Чиновники говорят: «А в Европе больше налогов платят!» Но если в Европе строят агротуристический объект за миллион, то Евросоюз в рамках различных программ дарит предпринимателю 600 тысяч евро, то есть оплачивает 60% расходов! И если тот пять лет отработает в этой сфере, то деньги возвращать не обязан, поскольку европейцы знают: рабочее место – золотое, и стоит до 150 тысяч евро!

Кроме того, за рубежом всегда можно взять выгодный кредит, а наше государство не вложило в частный бизнес ни рубля! В Белагропроме, правда, есть программа, в рамках которой можно получить относительно дешевые деньги, но, во-первых, это трудно сделать, а, во-вторых, речь идет об очень небольшой сумме: максимум, о 20 тысячах долларов, за которые дом не построишь. Да и дают этот кредит в крайне редких случаях.

До 2021 года можно грамотно и аргументированно просчитать базу налогообложения. Мы об этом договорились, и сейчас анализируем цифры, чтобы подготовить предложения по дифференцированной шкале налогообложения.

Если агротуризму не будут мешать развиваться, то Беларусь когда-нибудь поднимется в этой сфере до уровня Италии!

Италия считается законодателем моды в сельском туризме, который стал особенно популярен там в прошлом веке. Однако серьезной экономической отраслью его признали лишь в 80-х, когда итальянское правительство приняло закон, декларирующий государственное содействие сельскому туризму, после чего количество аренды в агроусадьбах выросло в 3-5 раз. На Западе умеют считать деньги, и если государство оказывает бизнесу поддержку, значит, уверено, что выгода от этого будет несомненная.

Текст: Анна Артюшкевич





Теги: Бизнес, агротуризм, в фокусе
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю