USDКурс снизился 1.9351
EURКурс снизился 2.2534
Юлия Нехай | 20 декабря 2016

Ярослав Романчук: «Вопрос МИДу и правительству: почему мы не убедили Илона Маска строить завод Tesla в Беларуси?»

«Беларусь сейчас находится на этапе „Развал СССР 2.0“. 25 лет прошло, а у нас старые инструменты», — говорит известный экономист Ярослав Романчук. По его мнению, для системной модернизации экономики необходимо четкое распределение ролей между государством, бизнесом и обществом, а выделение субсидий должно быть научно обосновано.

— Я проанализировал страны, которые прошли успешную трансформацию на протяжении минимум 50 лет, — начал свое выступление Ярослав Романчук на конференции «Практика реализации экономической стратегии», которая проводилась на прошлой неделе Республиканской конфедерацией предпринимательства. — Япония, Китай, Голландия — все эти страны когда-то были бедными, а хотели стать богатыми. В стратегии успеха, которую они продемонстрировали, было четкое распределение ролей между государством, бизнесом и обществом. Государство занималось безопасностью, законностью, обеспечивало открытость, инклюзивность, равенство возможностей, а не закона. Сферой бизнеса были инвестиции, потребление, технологические изменения. Бизнес ратовал за благоприятную налоговую систему и свободу выбора, чтобы чиновники не вмешивались в производство, продажи и проч. Что касается общества: один момент — когда оно имеет иждивенческие настроения, и совсем другое — когда люди понимают, что нужна свобода, труд, ответственность.


Ярослав Романчук.

Читайте также: Ирина Юзвак: «На руках у населения 8 млрд. долларов. Наши граждане могут создавать отдельное государство, ведь золотовалютный резерв — 5,3 млрд.»

Госрасходы и налоги как фактор для рывка вперед

Так вот, в странах, которые я упомянул выше, на протяжении 50 лет государство составляло менее 30 процентов ВВП. А в Беларуси сегодня — более 40 процентов. Но нет ни одного прецедента в мире, чтобы страна, имея столь высокие госрасходы и размер госактивов, сделала прорыв от развивающейся в статус развитой. Почему институт экономической свободы в Беларуси по-прежнему недооценен, хотя это — эмпирически доказанный факт, я не знаю.

С 1952 по 1991 год ВВП Японии вырос в 15 раз. Среднегодовой темп роста составил 7 процентов, а налоговая нагрузка сократилась с 22,4 до 18,9 процента ВВП. Когда мы говорим, что Беларусь должна рваться вперед с налоговой нагрузкой 42–43 процента, это нереально: никто с такой налоговой нагрузкой вперед не рвался. Есть пожелание госслужащим увидеть в Минэкономики или Совмине прообраз японского Министерства внешнеторговой промышленности. Когда-то в нем работало 25 тыс. человек, которые обладали гигантскими полномочиями. Например, они запрещали импорт транзисторов, хотели ликвидировать все автомобильные компании кроме Toyota и Nissan, сделали кучу проектов в области ядерной энергетики и закопали десятки миллиардов долларов. Но что важно: за 30 лет отрасли, которые поддерживало японское государство, работали хуже, чем секторы, существующие в условиях свободного рынка.

Читайте также: «Бюджет формируется тайно, а источников роста у экономики нет»: Владимир Карягин и другие эксперты на конференции РКП

Субсидии не работают

В Гарварде есть институт экономических исследований. В одно время в нем были сильно обеспокоены темпами роста японской экономики. Поэтому было проведено исследование, которое показало: государственные субсидии не оказали влияния на успех или провал промышленно-инвестиционных проектов. Для нас это очень важная тема. Ранее мы уже вложили миллиарды долларов. В следующем году собираемся вложить еще 8 млрд. долларов и основной спор ведется относительно того, куда вкладывать: в «МАЗ», «Гомсельмаш» или биотехнологический парк… Причем эти решения принимают чиновники, а не представители бизнеса, которые рискуют своей репутацией и деньгами. Но любой тезис должен иметь научное обоснование. У нас же выделяются огромные деньги без научного обоснования.

Время, когда можно было развиваться, установив станок и просто клепая товары потребительского спроса, прошло. Сегодня радикально иная среда: промышленная революция 4.0, кастомизация производства, 3D-принтинг, IT-технологии, кластеризация производства… Sharing economy — это вообще революция!

Белстат констатирует, что система сломалась в 2011 году. Тот бизнес-цикл, институты, которые работали, перестали генерировать добавленную стоимость: активы организаций были 210 млрд. долларов, стали — 159 млрд. долларов. Активы домашних хозяйств были 32 млрд. долларов, стали — 23,5 млрд. Если мы не хотим дальнейшего скатывая до уровня 2006 года, нам нужно серьезно говорить о стратегии развития Беларуси.

Много государства, мало бизнеса и общества

Сейчас ситуация выглядит так: много государства, мало бизнеса и общества. В случае сценария стагнации доля государства — более 30 процентов ВВП, госрасходов — более 30 процентов активов. Государство остается основным инвестором, кредитором, собственником земли, производителем, экспортером. Сейчас оно спасает «фамильное серебро», правда, не определяет, что это такое. Недавно был сюжет о предоставлении Брестскому заводу 2 млн. долларов бесплатного гранта. Но непонятно: это бизнес или благотворительная организация, в которой работают дети, что им надо помогать?

Должно быть определение, что такое «фамильное серебро». И если мы определили, что это — «Беларуськалий», «МАЗ», «Гомсельмаш», значит, надо назначить туда лучших менеджеров страны, отправить их на 5 лет и сказать: «Вот вам предприятие в управление на 5 лет, вот показатели на 5 лет, потом мы с вас спросим». А получается так, что лучшие предприятия работают при таком катастрофически низком уровне корпоративного управления, что приходится из кармана налогоплательщиков доставать деньги и субсидировать их.

«БелДжи» vs. Tesla

Еще сильно беспокоит вот что. Мы радуемся белорусскому автомобилю «БелДжи», что у нас есть бетонные заводы и другие вещи, которым можно было бы радоваться 40 лет назад. Но электромобили — это будущее, а бензиновые и дизельные двигатели — прошлое. И именно последним объявляется жесткая кампания протекционизма. От этого становится грустно. Во время презентации автомобиля Tesla глава компании Илон Маск заявил, что в 2017 году начинает строительство завода в Украине. Вопрос нашему МИДу и правительству: почему мы не убедили Маска строить завод в Беларуси? Ведь его имя — бренд. Я бы Маску бесплатно дал инфраструктуру и отправил человек 100 просто поучиться, как работать. Причем это был бы маркетинговый ход для всего мира. Почему украинцы это понимают, а мы — нет? И это вопрос — всем нам, если мы говорим о стратегии системной модернизации. Модернизация старыми кадрами и руками не делается. Для этого нужны новые идеи.

Фото: Глеб Канаш.






Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю