title image

«Общество, основанное на доброте, взаимопомощи и терпимости»: наши люди на Burning Man 

Фестивалю Burning Man больше 30 лет. Он начинался как пляжная вечеринка единомышленников, которые любят странные костюмы и необычные перформансы. Со временем превратился в масштабный ивент, который длится 9 дней, занимает территорию в 13 кв.км и собирает 80 000+ человек со всего мира. Бёрнерам по-прежнему нравится одеваться в экстравагантные костюмы, создавать яркие, ни на что не похожие арт-объекты и инсталляции. А еще строить общество, основанное на доверии, взаимопомощи и без малейшего намека на денежный гифтинг.

Валерий Остринский, предприниматель, председатель правления сети бизнес-ангелов Angels BAND, побывал на Burning Man в этом году. Здесь неожиданно для себя он попал на концерт классической музыки, сходил на лекцию Илона Маска, повстречал Микиту Микадо и… поработал охранником в клубе.

«Если честно, изначально я думал, что Burning Man — что-то вроде Каzантипа, — рассказывает Валерий. — Я много раз посещал этот фестиваль, причем застал времена, когда он проводился на территории бывшей электростанции в Щёлкино. Там не было платы за вход, не было комфорта и собиралась, вероятно, наиболее прогрессивная молодежь». 

Валерий Остринский, фото из личного архива 

На Burning Man все иначе. «Здесь тоже много разной классной музыки, проводятся всевозможные мастер-классы, начиная от йоги, заканчивая самым безумным хенд-мейдом, — размышляет Валерий. — Но есть важные отличия: на фестивале реализована экономика без денег и бартера (купить можно только кофе и лед). Все развлечения базируются на волонтерстве: бёрнеры сами организуют вечеринки, перформансы, создают инсталляции, заботятся об удобстве и безопасности. И главное — здесь можно получить радикально новый опыт, который помогает преодолеть любые барьеры между людьми». 

Фото: личный архив Валерия Остринского

С одной стороны, Burning Man — вполне безобидный фестиваль с мощной экологической составляющей. Здесь запрещена пластиковая посуда, мусор. «За все время фестиваля я не видел ни одного окурка или бумажки, хотя в этом году собралось более 80 000 человек, — говорит Валерий. — Курящие всегда носили с собой пепельницы или разрезанные теннисные шарики, куда складывали окурки, чтобы выкинуть в своем лагере». А потом и вовсе увезти обратно в «цивилизацию».

Показательно, что после окончания фестиваля люди не просто собирают кемпинг, но даже разравнивают граблями место, где стояла машина, чтобы убрать следы автомобильных шин. Плайя должна остаться такой же девственно (мертвенно?) чистой, какой была до вашего приезда.

Фото: reuters.com

С другой стороны, Burning Man — вероятно, самый дикий и странный ивент в мире. За один день здесь можно увидеть самые сумасшедшие инсталляции — избушки на курьих ножках, инопланетные шаттлы, серебристых черепах,  огромных металлических динозавров в стиле «Безумного Макса».

Фото: themindcircle.com

И познакомиться с людьми, часто почти обнаженными или одетыми в самые невообразимые костюмы — инопланетян, единорогов, диковинных птиц... 

Фото: thedailybeast.com

Здесь работает огромное количество музыкальных платформ, благодаря которым вы можете попасть на самый сумасшедший рэйв в своей жизни. И есть Собор — место, воспевающее печаль. Сюда в течение недели люди приносят мелкие сувениры и другие вещи в память об ушедших близких, пишут на стенах их имена.

«В предпоследний день, когда сжигают фигуру деревянного человека, на фестивале царит атмосфера радости и веселья, — рассказывает Валерий. — Бёрнеры танцуют, выпивают, любуются фейерверком. А в последний день, когда сжигают Собор, здесь полнейшая тишина. Приходят десятки тысяч человек. У многих текут слезы. Это сильное чувство — видеть такое количество людей, объединенных печалью». 

Фото: themindcircle.com

На Burning Man вы можете услышать классическую музыку (то есть кто-то специально привозит в пустыню фортепиано и другие крупногабаритные музыкальные инструменты). Или попасть на мастер-класс по национальной кухне и в один вечер попробовать плов, в другой — борщ и др. Можете зайти в любой бар и вас бесплатно угостят алкоголем (но кружку и паспорт надо будет захватить с собой). И везде, куда бы ни заглянули, вам будут рады. А вы взамен можете подарить значок, браслет-фенечку — все, что посчитаете нужным, чтобы оставить память о себе и об этом дне. 

Пустыня Блэк-Рок — серьезный челлендж. Почва здесь — не песок, а белесая щелочь (за счет чего, собственно, пустыня и производит впечатление другой планеты). Она скапливается и может даже разъедать кожу. Её не так просто смыть. Некоторым бёрнерам помогает только уксус. «Так что пустыня уравнивает всех: и миллиардеров, и тихих айтишников, — размышляет Валерий. — Правда, для меня гораздо большим вызовом стала организация самой поездки: начиная от покупки билетов, заканчивая поисками места в лагере». 

Фото: lonelyplanet.com

Количество билетов на Burning Man ограничено. Надо предпринять много усилий, чтобы сюда попасть. Кроме того, вас должны принять в лагерь. После этого он несет за вас ответственность перед организаторами. Но даже заплатив за лагерь, вы обязательно должны поволонтерить. Поэтому каждый член лагеря работает 2 раза по 4 часа в течение недели.

«По традиции у каждого лагеря есть тематика, которая заранее согласовывается с организаторами фестиваля, — продолжает собеседник. — «Фишкой» нашего лагеря был огненный клуб. У нас постоянно проходили вечеринки с огненными перформансами. А мы работали охранниками: регулировали трафик велосипедистов, следили за безопасностью. Наш огненный дом был сделан из круглых каркасов, поэтому требовалось следить, чтобы люди в состоянии эйфории не залезли на каркас и не причинили себе вред».

Валерий Остринский, фото из личного архива

Еще у лагеря были два арт-кара, вероятно, самых глобальных на фестивале. Вообще арт-кары — отдельная история на Burning Man. Построенные в стилистике Empire State Building, переделанные из Boeing, напоминающие улиток или огромных драконов — человеческой фантазии здесь нет предела. «Как правило, такие арт-кары создают обеспеченные и очень увлеченные люди, — говорит Валерий. — Они инвестируют время и деньги, многие миллионы долларов, чтобы потом поделиться своим творением с окружающими. Ведь посетить вечеринку на арт-каре может каждый. 

Один из наших арт-каров представлял собой трехэтажный корабль с несколькими танцполами. Второй — огромный ягуар с баром и диджейским пультом. Идея арт-кара JAGUARA — перенести тропический лес в пустыню, заставить людей задуматься о защите тропических лесов и этих грациозных животных. Днем в Playaskool JAGUARA обсуждали такие темы как климат, среда обитания, вода, медицина.

Фото: jaguara.co

А ночью арт-кар превращался в клуб с электронной музыкой, в котором выступали музыканты, диджеи, перформеры — представители контркультурного движения Южной Америки.

Фото: личный архив Валерия Остринского

Арт-кар JAGUARA создавался в Колумбии. Впервые его показали во время презентации самого большого небоскреба в стране. После чего перевезли на Burning Man представлять Колумбию. То есть налицо некий элемент странового пиара». 

Кстати, о пиаре: вот уже несколько лет подряд россияне создают свой лагерь и устраивают яркие запоминающиеся перформансы. В этом году ярко заявили о себе украинцы. «В кэмпе Borsch каждый день готовили огромную кастрюлю борща и угощали всех желающих супом, салом, наливали водку. Все по-украински весело и колоритно. Мне кажется, хорошая идея — подчеркивать национальную принадлежность. Это формирует положительное отношение к стране, повышает её узнаваемость», — считает собеседник.  

О Беларуси на Burning Man особо не слышно. «Хотя когда мы вывесили беларусский флаг, к нам периодически подходили парни из Беларуси, — говорит Валерий. — Так совершенно случайно мы встретили, например, Микиту Микадо.

Фото: facebook.com/mikita.mikado

Возможно, было бы неплохо сделать беларусский лагерь, угощать всех драниками. Но это непросто. Человеку, который возьмется, придется фактически на полгода выпасть из своих обычных дел. Он должен будет связываться с основателями фестиваля, разрабатывать и представлять концепцию лагеря. Потом еще будут нужны люди в США, чтобы проконтролировать все работы, в том числе строительные».

Среди посетителей Burning Man много рассказов о том, как роскошь здесь снисходит неожиданно как благодать. Это может быть шот с водкой, изящно декорированный оливкой и креветкой (в пустыне!) или какие-то очень приземленные вещи. Например: вы сильно замерзли, а вас угостили тарелкой горячего супа. «В нашем лагере все было хорошо организовано. Жили в RV-трейлерах с кухней, душем, туалетом и даже постельным бельем, — рассказывает Валерий. — Поэтому для меня «благодатью» стала возможность увидеть людей, которых не встретишь в обычной жизни. Например, известных и очень успешных предпринимателей, инвесторов, к которым сложно подойти на конференции. Я побывал на лекции Илона Маска. Но больше всего впечатлили три американских мэра, которые в безумных костюмах обсуждали с художниками арт-объекты. В Беларуси подобную ситуацию даже представить сложно». 

Фото: личный архив Валерия Остринского

«Вообще мне показалось, что для многих американцев этот фестиваль — прежде всего, хорошая встряска, — продолжает Валерий. — В США напряженный ритм жизни. Люди работают в условиях жесткого тайминга. Burning Man дает неделю абсолютной свободы, когда можно делать абсолютно все, что не причиняет вреда другим. Это сильный контраст с правилами общества, ориентированного на успех.

Часто говорят, что Плайя сама решает, что тебе дать и что взять. В этом смысле у меня не случилось какого-то глобального челленджа или откровения. Я ехал без запросов к Плайе. Но это однозначно был сильный опыт принятия, позволяющий увидеть все разнообразие человеческой индивидуальности. Пока прошло мало времени, чтобы все это осмыслить». 

Фото: cbsnews.com

Одни описывают Burning Man как психоделический санаторий. Другие — как Америку в миниатюре: увидишь все. А третьи его называют карнавалом для богачей. «Для меня Burning Man — это однозначно не экстрим, связанный с выживанием. Фактически я ни разу не чувствовал серьезного дискомфорта, — говорит Валерий. — Но я в целом турист со стажем: за плечами 65 стран и 20 лет трекинговых походов (Эльбрус, Килиманджаро и др.). А вот для людей, которые окажутся в пустыне в первый раз, это будет сильное испытание.

Для меня Burning Man — одна из возможных моделей общества будущего, члены которого находятся на определенно высокой стадии развития и достатка, чтобы меньше заботиться о своих насущных проблемах, зато массово помогать друг другу и работать во имя общего блага. Но это вряд ли возможно сейчас. Ведь и на Burning Man приезжают не рядовые американцы. Основная масса гостей — высоко образованные люди, много жителей Кремниевой долины, которые могут себе позволить поиграть в эту игру и смоделировать идеальное общество, в основе которого — доброта, взаимопомощь и абсолютная терпимость».

Заглавное фото: dezeen.com.

 

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  • 112
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    112
    Shares

Похожие статьи

Популярное