title image

Вадим Прокопьев об айтишниках: «Не умеют развлекаться и эксцентрично мыслят о еде»

В середине недели в офисе одной из IT-компаний с аншлагом прошла открытая встреча с известным минским ресторатором Вадимом Прокопьевым. «Я считаю, у меня есть единственный шанс выжить в конкурентной борьбе за сужающийся, нищающий беларусский рынок — надо понять, что в голове у айтишников», — объяснил он тему и причину встречи. Для чего это нужно? Через полтора месяца у Прокопьева откроется новое заведение.

Оно еще не закончено, но уже сейчас он понимает, что выглядит оно против минских трендов. «Стилистика и эстетика этого заведения, его вибрация будут с первых шагов понятны взрослому 50-летнему мужчине, предрасположенному к радостям жизни, которые он хотел бы получать в декадентской, эстетской атмосфере», — говорит ресторатор. 

Вадим Прокопьев

Но не делать этот проект он не мог. «Сделав, понимаю, что мой единственный выход — завоевать сердца молодежи, которая еще способна во вторник засидеться после полуночи. Всем нам  понятно, что молодежь с деньгами — это, скорей всего, IT-сектор. Но у молодежи могут быть совсем другие виды на мое новое заведение. Я допускаю, что они вообще его не поймут». 

Чтобы выяснить круг эстетических предпочтений минской публики и понять, разговаривает ли он с ней об одних и тех же вещах, Прокопьев предложил игру в ассоциации. «Я называю фамилию или слово, а вы говорите, знакомо вам это или нет. Так, по принципу «пароль-отзыв» я, может быть, отвечу на свой главный вопрос, как мне продать вам досуг?», — сказал он полушутя, полусерьезно.

Вряд ли когда-то еще вам доведется угадывать перечисленные по соседству спреццатуру и ваби-саби, аскот, перляж, альденте и nightcap, «Москва-Петушки», «8 ½», «Гражданин поэт» и 7.40, Риту Хэйворт, Заху Хадид  и Кристин Лагард, Чапаева и Василия Розанова с Владимиром Сорокиным и Филиппом Старком. 

Импровизированный формат — смесь викторины и пресс-конференции — разогрел и спикера, и гостей.  Черты образа беларусского айтишника, которые заметны Вадиму Прокопьеву «из-за барной стойки», отчасти стали продолжением  игры.

«Разумеется, айтишники разные, и, как всякое обобщение, оно грешит», — предупредил он для начала. Но если бы стояла задача их охарактеризовать, во-первых, «я бы сказал, что они не в состоянии развлекаться. Их нужно развлекать. То есть, они сами себе почему-то не веселы, несмотря на известную истину, что скучно бывает только скучным людям. 

Во-вторых, они плевать хотели на то, как они одеты». Ресторатора это удивляет и несколько обескураживает, но он видит здесь не столько пренебрежение культурой одежды, сколько дресс-код. «Один из моих знакомых в IT-сфере объяснил это так, — говорит Прокопьев. — Когда он едет в Кремниевую долину общаться с потенциальными партнерами, вынужден следить за тем, как те относятся к одежде. А как там относятся, можно подсмотреть у Цукерберга. Поэтому очень часто это такой дресс-код — майка не по размеру, безразмерные брюки немарких цветов». 

Поскольку теоретически айтишники составляют творческую элиту, по мнению Вадима Прокопьева, многим не помешало бы мыслить широко, outside the box: «Если всю неделю вы соответствуете дресс-коду, почему хотя бы ради вечера пятницы не одеться с шиком?». И с печалью констатирует, что культура преображения, культура одежды — это пока не про наших айтишников. 

Что еще видно про айтишника из ресторана? 

«Они не танцуют. Хотя сейчас никто не танцует. Удивительное явление, если вдуматься, — говорит Прокопьев. — Наверное, это связано с новыми привычками, со знакомствами через социальные сети, через интернет. Когда вы знакомитесь «через приборчик», наверное, искусство танца потихоньку умирает. Я сейчас не говорю про Фреда Астера. Я о том, как можно в 25 лет, услышав музыку, не двигаться? Мне всегда казалось, вы не можете не танцевать в 20 — это продолжение вашего гормонального фона. Но уверяю вас, сегодня я вижу большое количество молодых, симпатичных, фигуристых женщин, которые не двигаются под музыку. Это феномен последних восьми лет». 

«Они боятся всего, что помешает им жить 300 лет. Они всерьез поверили в дурацкую шутку про пассивное курение.  У них очень своеобразное, эксцентричное представление о продуктах или блюдах, которые позволят прожить до 300 лет. Это вообще странно, потому что мы живем в эпоху, когда искусственный интеллект вот-вот создаст колоссальные проблемы для человечества. Поэтому 300 лет — это очень амбициозная задача», — довершает образ беларусского айтишника ресторатор. 

Записала Наталья Федотова, фото: blog.andersenlab.com.

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  • 255
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    255
    Shares

Похожие статьи