title image

«Это не девальвация, а рыночные отношения на узком сегменте рынка»

Дали ли коммерческим банкам «рекомендации» по уровню курсов, и девальвация ли это, рассказал представитель Нацбанка Анатолий Дроздов.Дали ли коммерческим банкам «рекомендации» по уровню курсов, и девальвация ли это, рассказал представитель Нацбанка Анатолий Дроздов.

– То, что коммерческим банкам разрешили устанавливать свободный курс валют для населения, можно называть девальвацией?

–Девальвация бывает официальной, а бывает – неофициальной. Официальной девальвации в стране никто не проводил. Официальная девальвация – это девальвация официальной национальной валюты. Такой девальвации у нас не произошло.

– И как то, что произошло, называется правильно?

–Скажем так: это введение рыночных отношений на узком сегменте рынка.

– А курс Нацбанка останется таким, как был, например, вчера?

– В тех же границах, скажем так.

– И как долго он таким продержится?

– Таких прогнозов мы не даем. Это будет зависеть от ситуации.

– Дает ли Нацбанк рекомендации коммерческим банкам, в каких границах держать курсы валют?

– Скажем так, Национальный банк работает в тесном контакте с коммерческими банками, мы регулярно собираемся на совещания. На расширенное правление раз в квартал приглашаются все руководители коммерческих банков. Любой из них, при наличии у них такой необходимости, имеет возможность быть принятым руководством Национального банка.

В нашей стране в банковской среде существуют демократические отношения, которым завидуют многие страны-соседи. Такое тесное сотрудничество Национального банка с коммерческими встречается в мире редко. Поэтому, руководители коммерческих банков в курсе всех наших решений, всех наших планов. И, соответственно, стараются работать в одной команде.

– Вы так и не ответили на вопрос. Скажите, бывает ли такое, чтобы Нацбанк сказал: “Вы, конечно, коммерческие банки, но давайте курс доллара установим не более, например, 4 тысяч”?

– Я никогда не присутствовал на такого рода разговорах, поэтому утверждать такого не могу.

– Получается, что если какой-то банк сегодня решит поставить курс доллара 4500, то Нацбанк на это ничего не скажет?

– Кроме желания установить какой-то курс, существует еще такое понятие как конкуренция. Если один банк поставить курс 4500, а другой – 4000, то вы понимаете, у кого будут покупать доллары. А конкуренция на белорусском банковском рынке существует, и достаточно жесткая.

– Но о конкуренции можно говорить тогда, когда есть что продавать. Появится, на ваш взгляд, наконец, в обменниках валюта?

– Поживем-увидим. Но, обычно, такое рыночное регулирование приводит к тому, что валюта появляется, и достаточно быстро.

– Будем надеяться, что очереди исчезнут около обменников…

– Они просто теряют смысл. С введением этих рекомендаций, которые мы сделали, смысл этих очередей теряется.

– А когда изменится безналичный курс?

– На биржевом рынке он и так свободный. Мы действуем поэтапно: сначала мы освободили курс на биржевом рынке, потом – на наличном рынке. А дальше будет видно – понадобятся ли какие-то другие действия.

– Логичным продолжением сегодняшних действий считается девальвация рубля. Будет она или нет?

– Не всегда такие меры ведут к девальвации. Почему-то все считают, что если курс установится, то он будет обязательно высоким. А почему он не может вернуться вниз, к официальному? Такие примеры в нашей практике уже были.

– Даже такой вариант вы не исключаете?

– Да.

Змитер Лукашук

Источник: http://euroradio.fm/

Интересно? Поделитесь в друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Похожие статьи

Популярное