title image

«Стало окончательно понятно, что предстоит долгий марафон, в котором будет сложно победить». Как сейчас обстоят дела у платформ Ulej и MolaMola

О том, что главной разрушительной силой для белорусского бизнеса стал не COVID-19, а политически мотивированные репрессии, сказано много. Еще один пример такого циничного уничтожения — история краудфандинговых платформ Ulej и MolaMola.

Директор ООО «Хайв Проджект», компании-владельца Ulej и MolaMola, Алина Лисакович выступила на панельной дискуссии Всемирной недели предпринимательства с рассказом о теперешнем положении дел в компании и планах на будущее.

Почему стартап стал подозреваемым в пособничестве терроризму

Ulej и MolaMola — краудфандинговые платформы, занимающиеся сбором средств на различные культурно-социальные проекты и инициативы.

До июня этого года платформы успешно работали, и к ним не было никаких претензий со стороны проверяющих органов. Поэтому 11 июня, когда на платформах перестали проходить платежи, администрация первым делом подумала о каких-то технических сбоях. Однако вскоре стало понятно, что дело в ограничениях со стороны Белгазпромбанка — финансово-технологического партнера платформ.

Никаких уведомлений и постановлений о причинах блокировки руководству компании не было предоставлено. Понадобилась неделя кропотливого труда, звонков и писем только для того, чтобы выяснить, что блокировка произошла по решению Департамента финансовых расследований. Первая формулировка, озвученная в качестве причины — «подозрение в финансировании террористической деятельности и сбыте оружия массового поражения».

А 18 июня страну потрясла новость о задержании сооснователя «Хайв Проджект» Эдуарда Бабарико и его отца, бывшего главы Белгазпромбанка и претендента на пост президента Беларуси Виктора Бабарико.

Стало окончательно понятно, что предстоит долгий марафон, в котором будет сложно победить, — вспоминает Алина Лисакович.

Как платформы помогали собирать деньги для медиков и писателей

Подозрение в финансировании терроризма в контексте Ulej и MolaMola звучали дико. За все время работы с 2013 года на платформах собирались средства исключительно на благотворительность и социально-культурные проекты.

С помощью платформ было издано более ста книг на русском и белорусском языках, создавались кинопроекты, проводились ивенты по Беларуси. Например, вышел пятитомник Светланы Алексиевич на «беларускай мове». За все время работы было реализовано более 500 проектов. Мы этим очень гордились, считая, что несем важную миссию и помогаем обществу, — вспоминает Алина.

В частности, MolaMola занималась сбором средств на благотворительные проекты и предлагала упрощенную схему перевода средств от юридического лица физическому. Самый громкий проект платформы — By COVID-19 для помощи больницам, врачам и их пациентам.

Так как государство не реагировало должным образом на проблему отсутствия защитных средств, образовалась группа инициативных людей, помогавших эту проблему решить. Эта инициатива собрала на MolaMola более трехсот тысяч долларов, — рассказывает Алина.

На площадке MolaMola собирали средства для медиков, которые сражаются с COVID-19. Скриншот с сайта

Но главным достижением платформ Алина считает то, что им удалось показать, что краудфандинг в Беларуси может успешно работать и решать важные проблемы и задачи. И для этого не нужно ожидать правительственных постановлений и решений. Люди поняли, что самостоятельно могут влиять на условия, в которых хотят жить, поддерживая интересные им инициативы.

Только через месяц с момента блокировки пришло официальное постановление с указанием причин. Дело «Хайв Проджект» было передано в КГБ на рассмотрение, где до сих пор проводится расследование в рамках уголовного дела Белгазпромбанка.

С нашей стороны были приняты все необходимые меры, чтобы разморозить счета и продолжить деятельность. Но система сопротивления отлажена отлично. Добиться ответов от нее невозможно, — говорит Алина.

Сотрудники остались без зарплаты, проекты — без финансирования

В прессе появлялись сообщения о возможном переносе деятельности компании в Украину. Но ввиду того, что вся операционная деятельность юридического лица заморожена, это не представляется возможным.

На момент блокировки у 12 проектов были собраны необходимые суммы. Все это время компания старалась получить разрешение на перечисление средств получателям. Недавно такое разрешение было получено для  восьми проектов. Остальные находятся в подвешенном состоянии.

Один из наиболее успешных проектов на Ulej — сбор средств на издание пятитомника Светланы Алексиевич на белорусском языке. Фото: ulej.by 

Такое положение дел, безусловно, очень сильно ударило по команде. Сотрудники остались без заработной платы, с неясными перспективами на ближайшее будущее. 

Компания «Хайв Проджект» — стартап. Долгое время она финансировалась инвестором. Поэтому самое оптимальное решение, которое мы видели в сложившейся ситуации, — снизить все операционные расходы и приостановить деятельность фактически, но не юридически. Сделать все возможное, чтобы сразу же продолжить работу, как только откроется возможность, — рассказывает Алина.  

Она говорит о том, что планов на будущее не стало меньше. И выход на новые рынки, в частности на украинский, в них тоже входит. Как только социально-политическая картина изменится, компания вернется к своей деятельности. 

У нас много планов, направлений развития. Тем более что краудфандинг — это отличная практическая возможность для каждого человека влиять на изменения окружающей действительности. Я верю, что в новых условиях у нас все будет очень хорошо, а разнообразных проектов будет еще больше, — подытоживает Алина. 

Автор: Елена Приходько.
Заглавное фото: naviny.media

Интересно? Поделитесь с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Похожие статьи

Imaguru Video

Популярное